Версаль под хохлому

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 21

Следующий звонок я сделала Косте, хотела попросить его порыться в эсэмэсках, которые за последние недели получила Джулия. Но услышала:

– Приезжай в офис, Егор вернулся из Электрогорска.

– Быстро он обернулся, – обрадовалась я.

– А чего тут ехать? – возразил Костя. – Двадцать километров от Москвы, и вот тебе образцово-показательная колония.

– Странно, что мужчина, осужденный за убийства, сидел вблизи от столицы, а не уехал в солнечную республику Коми, – удивилась я. – Неужели Леониду Маркелову дали общий режим?

Компьютерщик издал звук, похожий на чмоканье.

– Я уже сказал, в Электрогорске[9] образцово-показательное учреждение. Понимаешь, что сие значит?

– Не очень, – призналась я.

Костя снова чмокнул.

– Бараки свежепокрашены снаружи и внутри, трава зеленая, птички поют, цветы распускаются.

– Зимой? – хихикнула я.

9

Автор не хочет указывать подлинное название подмосковного города, где отбывают срок преступники. Но порядки в колонии описаны точно.

– Сейчас там сугробы по линеечке выровнены, все зэки одеты строго по форме, в шапочках и предписанных законом ботинках, никаких тренировочных костюмов и «вьетнамок», – зачастил Костя. – Кормят хорошо, мясо в суп кладут без обмана. Охрана по мордасам контингент не охаживает, зам по воспитательной работе – отец родной, всегда выслушает. До кучи у них там психолог есть и больничка хорошая. Слышала, как на зоне народ лечат? Разломят таблетку анальгина на четыре части и дают один кусок Васе от поноса, второй Толе от температуры, третий Ване, у которого кашель, остаток получает Петя от инфаркта. Классно?

– Да уж, – вздохнула я.

– В Электрогорске все иначе, – сообщил Рыков. – Там в аптечке медикаментов в достатке, на кроватях есть белье, одеяла теплые, подушки, библиотека, мастерские, клуб, телефон-автомат. Ну прямо санаторий советских времен с красными ковровыми дорожками в коридорах.

– И как осужденному в такой рай попасть? – поинтересовалась я. – За взятку? Родственники с начальником пошепчутся, и их плохой мальчик очутится в хорошем местечке?

– Не-а, – отрезал Костя. – В этой колонии бабло не берут, боятся – лагерь постоянно проверяют. Туда иностранцев возят, демонстрируют успехи российской пенитенциарной системы. Европейцы впечатляются. Но, понимаешь, зэки в сей парадиз не рвутся.

– Почему? – удивилась я. – Не хотят провести время заключения в приличных условиях? Все поголовно мазохисты? Мечтают о побоях и баланде из немытой капусты?

Костя опять зачмокал.

– Слушай, чем ты там занимаешься? – не выдержала я. – Звуки уж очень странные издаешь.

– Простоквашу пью, она густая, – пояснил компьютерщик. – Очень вкусная. Тебе оставить пакетик? А насчет условий… В обычном лагере, куда инспекторы из Москвы никогда не суются, можно договориться с начальством, и оно поможет бумаги на перевод в колонию-поселение оформить, где человек, считай, уже на свободе. И родные туда могут часто ездить, и посылок больше, чем предписано. Все просто: заплати – и имей любые послабления. А в Электрогорске усе по закону, там никто не разрешит лишнюю пачку печенья зэку передать. Парадокс: сидеть в плохих условиях удобнее, чем в хороших. Начальство в Электрогорске озабочено тем, как произвести еще лучшее впечатление на иностранцев и высшее руководство, поэтому организовали театр, со всех мест заключения свезли актеров, нашли режиссера. А теперь оперу затеяли, будут петь Россини – Пуччини – Паганини.

– Последний был скрипач, – уточнила я.

– В общем, им там понадобился дирижер, хормейстер и учитель музыки в одном лице, – договорил Костя.

– Слишком долгий рассказ, – укорила я Рыкова, – мог просто сообщить: Маркелова определили в элитное место за его музыкальные таланты.

– Ага, – хмыкнул Костя. – Определить-то его определили, да только у него история с географией вышла.

– Что случилось? – не поняла я.

– Ты приезжай, Егор введет тебя в курс дела, – пообещал Костя. – Лазарев не любит, когда о его достижениях другой докладывает.

Я не успела положить сотовый в карман, как он зазвонел.

– Тань, ты? Как делишки-то? – спросил по-свойски баритон.

– Нормально, – ответила я. – А кто это?

– Вот здорово… – расстроился незнакомец. – Обидно!

– Не узнаю вас, – мирно продолжила я.

– Ну, красиво! – возмутился баритон.

– Простите, очевидно, вы ошиблись номером, – сказала я и уже хотела отсоединиться, как из мембраны полетел шум, шепот, затем прорезался бас:

– Татьяна, добрый день, тебя беспокоит Игоряша, брат Ларисы.

– Значит, только что я беседовала с Геной? – дошло до меня.

Раздалось шуршание, и снова послышался баритон:

– Я это! Узнаешь теперь?

– Мы впервые обещаемся по телефону, тембр голоса в трубке другим делается, – вывернулась я. – Здравствуй, Генаша.

– Не, я Миша, жених Ларисы, – представился мужчина.

– Сколько вас там? – удивилась я. – Как очутились вместе?

– Генаша с Игорем дела закончили, – пояснил Михаил, – а я временно без работы, вот Москву гостям и показываю, вожу по местам достопримечательности и памяти исторической.

– Молодец, – похвалила я суженого соседки, недоумевая, зачем троица мне звонит.

– Ты небось голодна, – продолжал Миша. – Хочешь с нами поесть?

Мое удивление уплыло за все буйки.

– Пообедать? – переспросила я.

– На автомобильной выставке есть хороший ресторан, – принялся соблазнять меня Михаил, – мы тебя угостим.

– Спасибо за предложение, но я на работе, – возразила я. А про себя подумала: ох, неспроста Михаил так любезен! Что ему надо?

– Хочется отблагодарить тебя за помощь, за поездку на вокзал. И у каждого человека должен быть обеденный перерыв, по КЗоТу положен, ты не можешь собакой без устали пахать. Подкатывай, Тань, а? – сладким соловушкой пел Миша.

– Идите вы, мужики, лесом! – завопил, перекрыв его голос, на заднем фоне чей-то простуженный бас. – Не лезет ваша хреновина! Нанимайте «Газель», не повезу вас!

– А-а, – протянула я, – вы что-то купили, и оно не помещается в обычную машину?

– Ну, да, – рискнул признаться Миша. – Ты же работаешь в шаге от дома, ярмарка машин находится на МКАДе, зарулить легко. Подбросишь нас, потом сама в офис двинешь. А мы тебя покормим, поляну накроем.

– Я на диете, – заявила я, – скатерть-самобранка мне не нужна. Буду, как ты выразился, пахать собакой без еды. Кстати, интересно бы посмотреть на пса, который тащит плуг. Наверное, забавное зрелище.

– Хочешь шкаф-купе? – влез в нашу беседу Генаша.

– В принципе, да, – осторожно согласилась я.

– Сделаем! – завопил Миша. – За день управимся. Ты нас отсюда увозишь, а мы тебе шкафчик с дверками на полозьях. Ага?

– Подожди, – попросила я, – у меня звонок по второй линии.

Удивительно, как легко иногда устраиваются дела. Я находилась в полукилометре от съезда на Окружную дорогу, выставка была совсем рядом. А сейчас меня побеспокоил Костя с сообщением: Антон где-то задерживается, совещание будет вечером, мне не нужно спешить в офис. Можно подумать, Мише с Генашей и Игорем ворожит сама Фортуна.

Я пообещала парням прибыть как можно скорее, без проблем доехала до МКАДа и поразилась. Нет, такое невозможно! Все полосы почти пусты, ни малейшего намека на пробку!

Мужчины стояли у горы пакетов, ящиков и каких-то палок, завернутых в промасленную бумагу.

– Что это? – полюбопытствовала я.

– Мигеиг, – загадочно ответил Генаша.

Я еще раз окинула взглядом кучу разнокалиберного барахла и переспросила:

– Мигеиг? Для чего он? Судя по количеству вещей, таинственный объект – разборный сарай. Хотя вон там небольшие колеса. Эй, вы приобрели конструктор для мужчин? Лего для мальчиков от тридцати лет и старше? «Собери себе трактор»?

– Игоряша, объясни ей, – попросил Гена, – мы с Мишаней не мастаки красиво говорить.

– Да уж, у нас лучше руками, чем языком, орудовать получается, – вздохнул Михаил.

Я бы на месте Игоря обиделась, услыхав подобное заявление, но брат Ларисы кивнул, откашлялся, выставил вперед ногу, поднял вверх руку и, стоя в позе древнеримского оратора, начал вещать. Уже на третьей фразе я поняла: мужики, попав на автомобильную ярмарку, наделали глупостей.

Большинство представителей сильного пола замирает в восторге при виде разных там гвоздей, шурупов, гаек и прочей дребедени, даже абсолютно им ненужной. Мой отец, не знающий, с какого конца держать молоток, хранил в чуланчике пластиковый чемоданчик с винтиками. На моей памяти он им никогда не пользовался, зато регулярно пополнял запасы.

Почему в нашей стране накрылся медным тазом вроде бы хороший проект под названием «народный гараж»? Идея-то неплохая – построить вместо жутких, разномастных железных будок, на дверях которых красуются обрезанные пластиковые бутылки всех мастей, прикрывающие замки, многоэтажные парковки. Думаете, люди не хотели покупать боксы по причине их непомерно большой цены? Да, конечно, деньги имеют значение, но авторы проекта не учли психологии соотечественников. Это европеец спокойно загонит свой автомобиль в пространство, напоминающее парковку при торговом центре, и уйдет домой. А для российского мужика гараж – святое место, где он хранит кучу никогда не используемых вещей, выпивает с приятелями, смотрит телик. Еще там есть продавленный диван, на котором можно переночевать, поругавшись с женой, или устроить свидание с дамой сердца. Среднестатистический российский мужик приедет с работы, тяпнет в гараже бутылочку пива, погладит местную собаку, поболтает с приятелями, сторожем и потопает в родные пенаты в благодушном настроении. Американец-немец-француз тратит деньги на психотерапевта, а нашему мужику бесплатную психологическую помощь окажут в гараже. Сильно подозреваю, что автомобили российского производства с некачественным мотором, страшные и неоправданно дорогие, народ покупает лишь по одной причине – чтобы иметь возможность сказать жене в выходной день: «Пойду колымагу чинить, опять сломалась». И нет для мужика большей радости, чем купить какую-нибудь дрель, притащить ее в гараж и демонстрировать всем, как она работает. Дорвавшись до автомобильной ярмарки, парни ведут себя, как дети в игрушечном магазине, и обязательно покупают кучу ненужной ерунды.

Братья Ларисы испытывали аптекарски чистое счастье – в фирме «Эйн» к съедобной бутылке, носкорезинам и психологической методике осуществления желаний отнеслись с почтительным интересом, взяли заявки и пообещали в течение недели дать ответ, купит организация сии изобретения или нет. Несмотря на то, что однозначно положительного «да» и денег Игорь и Гена пока не получили, они впали в эйфорию.

У Миши, лишившегося работы из-за девушки со странной фамилией Брумбель, никакой радости в душе не было, но он по складу характера никогда не бывает мрачным. Михаил приехал к Лариске, попил чаю, поел и решил пошарить в Интернете, поискать работу. Ноутбук у него есть, но у Лары нет выделенной линии. Миша почесал в затылке, вышел на лестницу покурить, услышал за дверью моей квартиры голоса и обрадовался: он же переносил у меня в доме розетки и отлично знал, что у соседки с Интернетом порядок. Мишаня, особо не смущаясь, нажал на звонок. Дверь распахнул Генаша. Зря Лара переживала, что ее жених удерет прочь, узнав о многочисленных родственниках невесты. Вовсе нет! Игоряша, Генаша и Миша подружились за минуту и отправились на автовыставку.

Троица шаталась по экспозиции, разглядывала машины, запчасти к ним, и вдруг Генаша сказал:

– Парни, самим сделать тачку проще простого. Все нужное легко купить. Выйдет во много раз дешевле, чем брать готовую машину. И лучше качеством получится, однозначно.

В его словах был резон.

Думаете, огромные, ныне успешные фирмы создавались после того, как их владельцы тщательно разработали бизнес-план и просчитали возможные риски? Нет, как правило, все начиналось после того, как плохо себе представлявший суть дела человек говорил приятелям: «Ребята, давайте попробуем, авось получится». Бо́льшая часть предприятий нашей страны, тех, что появились и расцвели в эпоху первичного накопления капитала, выросли из великого русского «авось» и мужицкой смекалки.

Пока Генаша, Игоряша и Миша толкались между стендами, у них сложился план: они покупают необходимые части для одной будущей машины, собирают ее в гараже Миши, удачно продают, на выручку приобретают составляющие для двух тачек, реализуют их, живенько производят четыре авто… Ну и так далее, в геометрической прогрессии.

– Так Генри Форд поступил, – привел исторический пример Игоряша. – Первую самокатку он в своем сарае смастерил, и глянь, чего получилось.

– Название тачки уже есть, «Мигеиг», – перебил брата Генаша. – По первым буквам наших имен. И товарный знак придумали: медведь, пробитый стрелой.

Я хихикнула. Игорь сдвинул брови.

– Ничего смешного. Медведь – это мощь, стрела – скорость. Если их соединить, получится Мигеиг.

– К концу года у нас будет собственный завод! – воскликнул Мишаня. – А теперь грузим составляющие в джип и рулим в мой гараж, он на задах Ларкиного дома стоит.

– А вы подумали о том, кто захочет купить авто Самоделкиных? – попыталась я опустить бравых механиков с розового облака мечты на серую реальность земли.

– У нас Игоряша пиар-менеджер, – гордо заявил Генаша, на удивление правильно выговорив сложное слово. – Мы с Мишаней руками думаем, а он головой.

Игорь закивал:

– Верно. Главное, найти продукт, которого не хватает на рынке, и произвести его первыми. Скажи, Таня, какую машину не выпускают в России?

– Хорошую, – вздохнула я. – Такую, чтобы ездила исправно, была комфортной, с подушками безопасности не только на руле. Но, с другой стороны, может, честно сказать: «Мы великая держава, но играть в футбол и делать качественные легковушки не умеем»? Пусть народ катается на иномарках.

– Неверно мыслишь, не патриотично, – осудил меня Игорь. – Наш человек хочет удобную, дешевую, надежную, экономичную малолитражку, и он ее получит. Народ за «Мигеигом» давиться будет. Мы тут на калькуляторе посчитали: если с каждой тачки всего триста долларов чистого навара иметь, то потребителю ее нужно за две тысячи сто сорок три бакса продавать.

– И семьдесят пять центов, – добавил Мишаня.

– Да, и семьдесят пять центов, – эхом повторил Генаша. – «Мигеиг» расхватают, как жвачку. Порвем всех конкурентов. Автоконцерны жадничают, заламывают цены, а мы стоимость не будем задирать!

Первым моим желанием было воскликнуть: «Идиоты!» Но я удержалась и попыталась воздействовать на «конструкторов» логикой.

– Вы не выдержите конкуренции, маленьких иномарок полно.

– Где? – презрительно спросил Генаша.

Я повертела головой в разные стороны и показала на ярко-красную «букашку» размером чуть больше детской коляски, стоявшую на стенде.

– Вот.

– Она здоровенная! – воскликнул Мишаня.

– Нет, – возразила я, – крохотулечная. Смотрите, возле гномомобиля установлена табличка «Самая маленькая машина сезона».

– Зато цена здоровая, чуть больше миллиона! – рассердился Генаша. – Прибавь сюда страховку, зимнюю резину, и закачаешься.

– Накладно для простой семьи, нам такая таратайка не конкурент, – добавил Игоряша.

– Это не семейный автомобиль, – ввязалась я в пустой спор, – очень уж багажник невместительный, размером с почтовый ящик.

– Мы еще меньше машину сделаем, – потер руки Мишаня. – Ей пробки не помеха будут, и для парковки место, как для велика, потребуется.

– Зачем напрягаться и мастерить кузов? – засмеялась я. – Продаю шикарную идею. Берете велосипед с четырьмя колесами и двумя сиденьями, приделываете к нему три корзинки – две по бокам, одна сзади. Дешево, сердито и бензин не нужен.

– Не понял… – протянул Генаша. – Чего получится-то?

– Папа с мамой крутят педали, дети и теща сидят в корзинках, – пояснила я. – Хотя нет. Мужикам не понравится, что теща без дела кайфует. Надо три седла. Взрослые служат лошадиными силами, дети в двух плетенках, а в третью можно собаку посадить или кошку. Дешево, полезно для здоровья, экономично. Заканчивайте, ребята, ерундой заниматься! Верните запчасти продавцам и едем домой.

– Никогда! – хором воскликнула троица. – Наш «Мигеиг» лучше этой малолитражки будет.

– Его никто не купит, – вздохнула я. – Нормальная семья никогда в спичечную коробку не поместится. Имейте в виду, среднестатистическая российская тетка, родившая двух детей и счастливо живущая с мужем лет этак восемь, совсем не супермодель, имеет мои габариты. Ей одной в салоне вот этой самой крохотной машинки на ярмарке не поместиться. А вы задумали производить еще меньший вариант. Ваша затея обречена на провал.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Люблю героиню Таню. Мне кажется, что детективы про Сергееву самые удачные. Книга понравилась, буду читать другие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *