Версаль под хохлому

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 27

За годы работы у Чеслава, а теперь у Антона я приобрела привычку класть сотовый у изголовья постели. Говорят, это вредно для здоровья, от включенной трубки исходит излучение. Но жители мегаполисов давно мутанты! Лично я от чистого воздуха и свежей, не сдобренной антибиотиками с консервантами еды сразу заболеваю. Мне, горожанке до мозга костей, просто необходимо дышать выхлопами машины и есть смесь из разных добавок «Е». Что для меня слабенькие радиоволны? А вот если Антон пожелает спешно побеседовать с подчиненной Сергеевой и та не сразу обнаружит пищащий аппаратик, будет метаться по квартире… Вот тут мое здоровье точно пошатнется – из-за потраченных нервов.

Рука нашарила телефон, и, не открывая глаз, я протянула:

– Алло.

– Вы мне звонили! – не представившись, рявкнула женщина. – Зачем?

– Простите, вы ошиблись, – зевнула я.

– Нет! – возмутилась незнакомка. – Вижу кучу ваших вызовов!

– Наверное, это ошибка при определении номера, – сквозь дремоту предположила я, – так порой случается.

– Девушка, вы мне трезвонили безостановочно! – сурово заявила незнакомка. – Немедленно представьтесь!

Остатки сна улетели прочь.

– Меня зовут Таня.

– И какого черта вам, Татьяна, от меня надо? – рассердилась еще сильнее собеседница.

– Как мне к вам обращаться? – вежливо спросила я.

– Жанна Владимировна Гуськова, – церемонно представилась дама.

– Жанна Владимировна? – едва не подпрыгнула я. – Действительно, я пыталась вас найти, но вы трубку не снимали. И автоответчика у вас нет.

– Он мне не нужен, – сердито буркнула тетка. – Ну наконец-то признались, что звонили! А зачем это отрицали?

– Извините, я думала, это ошибка, – зачастила я. – Вы не откажетесь со мной побеседовать?

– Сейчас? – возмутилась собеседница. – Я хочу спать!

– Но вы ж на связи, – напомнила я.

– Потому что хотела выяснить, откуда у вас мой номер! – заорала Гуськова. – Он никому не известен! Вообще ни одному человеку!

– Нелогично покупать контракт и не сообщать людям телефон, – вздохнула я. – Кому-то вы все же его дали.

– Не твое дело! – пошла вразнос тетка. – Говори сию секунду правду, где взяла номер!

– Лучше нам побеседовать с глазу на глаз.

– Выслеживаешь своего мужика? Запомни: я с ним не знакома! – взвизгнула собеседница. – Ишь какая ловкая! Все разузнала? Все неправда!

– Уважаемая Жанна Владимировна, – как можно спокойнее произнесла я, – как я уже сказала, лучше нам встретиться, потому что я, Татьяна Сергеева, занимаюсь расследованием тяжкого преступления. Вы несколько раз звонили Светлане Потемкиной, наш отдел техподдержки вычислил ваш номер. Мне известен ваш адрес, и я знаю, что вы художница.

– Ясно! – завопила Гуськова. – Это работа Киры! Она хочет выжить меня из бизнеса, собралась мои заказы заграбастать! Не знаю я никакой Потемкиной!

– Светлана беседовала с вами в моем присутствии три раза. И была слегка напугана диалогом, – возразила я. – Давайте спокойно пообщаемся.

– Ну вот что, Татьяна, – все еще сердито, но уже потише произнесла Жанна, – я тебе не верю. Мобильник, на который ты звонила, обычно остается у меня дома, я беру его с собой только в выходные, когда, наоборот, бросаю в квартире рабочий сотовый. Я не смешиваю личное и служебное.

– Хорошая идея, – вздохнула я.

– И меня долго не было в Москве, – чеканила фразы Гуськова, – я ездила в командировку за Урал. Приехала сегодня и нашла отметки о звонках. О Потемкиной я никогда не слышала. Не стоит врать! Ложь всегда выяснится! Тебя Кира на меня натравила? Ну, сука! Я ей покажу! Она у меня узнает!

Из трубки полетели частые гудки. Я нажала на кнопки и услышала холодную фразу: «Абонент временно недоступен». Гуськова отключила мобильный.

* * *

Ровно в восемь утра я поднялась на четвертый этаж кирпичного «сталинского» дома и беззастенчиво уперлась пальцем в звонок. Прошло, наверное, минут пять, прежде чем послышались звук отпираемого замка и очень недовольный женский голос:

– Какого черта! Алиса, ты? Зачем шум подняла? Я поздно легла, устала! Если опять посеяла ключи, будешь их делать за свой счет. Мне надоело тебя прощать! Зеркало в ванной разбила, вазу кокнула… Хватит! Ой, вы кто?

– Татьяна Сергеева, – представилась я и показала хозяйке бордовое удостоверение. – Прошу прощения за неприлично ранний визит. В отличие от Винни Пуха я не люблю ходить в гости по утрам, но побоялась вас упустить. Мы вчера беседовали по телефону и не смогли договориться.

– Полиция? – пробормотала Гуськова. – Я думала, меня разыгрывают. Или Кира идиотничает.

– Можно войти? – спросила я. – Постараюсь надолго вас не задержать.

– Да, конечно, – посторонилась Жанна. – Проходите на кухню. Хотите кофе? Извините за беспорядок, меня долго не было.

Любой разговор надо с чего-то начать, поэтому я сразу подхватила тему.

– Трудная командировка?

Жанна повернулась к шкафчику и стала рыться на полках.

– Я художник, в свое время мечтала о персональных выставках, мировой славе. В студенческие годы все люди с творческими задатками мнят себя гениями, но жизнь бьет их по носу хлопушкой, сильно и больно. Многие спиваются, но я избежала участи алкоголички, затоптала свои амбиции. Знаете, чем зарабатываю?

Я окинула взглядом новую кухонную мебель итальянского производства, большой холодильник из нержавейки, дорогую, необычную люстру в виде клетки с птичками и ответила:

– Чем-то, что приносит вам хороший доход.

Жанна взяла банку с растворимым кофе, открыла ее, потом повернулась ко мне:

– Ну да. Вопрос стоял так: или деньги, или самореализация. Я мотаюсь по клиентам, расписываю богатым людям с плохим вкусом стены, потолки. Сейчас прилетела из Екатеринбурга. Там один местный олигарх пожелал сделать в гостиной плафон с изображением богоматери и младенца. Съездил, идиот, в Италию, походил там по соборам и вдохновился. Я ощутила себя Микеланджело, не меньше. Но отказать заказчику нельзя, голодных людей с кистями и красками толпы. Закапризничаешь раз, мигом плохая слава полетит, потом никто не позовет. Поэтому я беру под козырек. Хотите Мадонну? Йес! Желаете кроликов, Золушек, Красных шапочек в детской? Ноу проблем! Нужны сцены из Камасутры в спальне? Уже бегу! Мечтаете видеть античных богинь в ванной, портрет хозяйки в манере Пикассо на двери туалета, кухню с пейзажем с коровами? Гуськова готова исполнить любой ваш каприз!

Громкий голос хозяйки разбудил большого черного кота, спавшего на батарее. Он открыл круглые желтые глаза и недовольно мяукнул.

– Прости, милый, – опомнилась Жанна. – Мама злится оттого, что гробит свой талант, ты тут ни при чем. Понимаете, передо мной встала дилемма: либо я, как Алиска, хожу в рванье, считаю копейки, но пишу гениальные картины, либо наплевать на нетленку, использую свой дар, чтобы хорошо заработать и стать, как Ника Суханова. Две мои близкие знакомые, это две противоположные точки на оси финансового благополучия.

– Вы знали Суханову? – переспросила я.

– Да, – ответила Жанна. – Мы учились в институте в одной группе – я, Алиса Ремнева и Вероника. В студенческие годы дружили, мечтали стать великими художницами. Суханова подняла крупную фирму по отделке квартир и офисов, я выполняю частные заказы, а Алиса бог знает какой год подряд пишет великое, как она считает, полотно. Вероника разбогатела, я весьма обеспечена, Алиса же нищая. С Сухановой мы перестали общаться после того, как она меня к себе на работу не взяла. Помните дефолт?

– Разве его забудешь… – сказала я. – Хотя на мне крах российской экономики не сильно отразился. Состояния я не имела, бизнес не вела.

– А я осталась без заказов, – вздохнула Жанна. – Знаете поговорку: кому война, а кому мать родна? Это про Нику. Все в панике, валютный рынок трясет, бизнесмены разоряются, а Вероника на белом коне. Каким-то образом, не спрашивайте как, я не знаю, она получила волшебный заказ – оформление аэропорта в каком-то городе США.

– Невероятно! – поразилась я.

Жанна поставила банку на стол.

– Заплатили ей бешеную сумму, американский доллар был в дефолт королем Москвы. Я поясок затянула – и к ней на поклон. Ну, прямо сцена из детской книжки: «Тетя, тетя кошка, выгляни в окошко, есть хотят котята, ты живешь богато».

– Тетка прогнала племянников, – вспомнила я «Кошкин дом» Маршака. – Потом дом ее сгорел, но котята не затаили зла, пустили в свою скромную обитель жадную родственницу. Добро победило зло. А в вашем случае не так получилось?

Жанна выпятила нижнюю губу.

– Совершенно иначе! Ника отрубила: «Я не беру на службу знакомых, с ними невозможно работать». И судьба ее не наказала! Ничего у Ники в пепел не превратилось, наоборот, бизнес расцвел махровым пионом. Мы с ней более не общались. На ее похоронах я не была, но не из принципиальности, у гроба обиды умирают, просто в тот день я в командировке находилась.

– Почему же говорите, что не слышали о Светлане Потемкиной? – Я решила поймать Жанну на вранье.

– Так это правда! – воскликнула Гуськова.

– Я могла бы вам, наверное, поверить, если б не один факт, – сказала я. – Светлана Потемкина родная дочь Вероники.

Жанна заморгала.

– Честное слово, я не в курсе. Знала, что у нее есть ребенок, но мы так давно не встречались, что имя девочки из головы вылетело. И потом, Вероника-то Суханова, а не Потемкина.

– Дети чаще всего получают фамилию отца, – сказала я. – Жанна, оцените правильно ситуацию. Я разговариваю со Светланой, ей во время беседы трижды кто-то звонит. По лицу Потемкиной понятно, что общение со звонившим не доставляет ей ни малейшего удовольствия. Наш техотдел устанавливает владельца номера, с которого вызывали Свету. Это Гуськова. Сейчас выяснилось, что вы отлично знали покойную Веронику, учились вместе с ней, одно время дружили, затем поругались. Чем упорнее вы будете отрицать факт общения со Светланой Потемкиной, тем толще станут подозрения в ваш адрес.

Жанна села напротив меня.

– Я не звонила. Была в Екатеринбурге. Телефон оставался в Москве. Раз вы такие умелые, то сможете убедиться, что вызов дочери Сухановой был сделан не по роумингу.

– Вероятно, – кивнула я. – И что?

– А то! – рассердилась Гуськова. – К тому же у меня есть авиабилет, полным-полно народа видело меня в лайнере. И еще. Стюардесса вылила на мою кофту томатный сок. Самолет попал в зону турбулентности, а эта дурища перла кому-то напитки!

Жанна вскочила и убежала. Через минуту вернулась, держа в руках блузку песочного цвета, на которой виднелись плохо замытые темно-красные пятна.

– Вот, полюбуйтесь. Красиво, да? Я накатала на кретинку жалобу. Хорош сервис!

Я молча смотрела на испорченную одежду.

Жанна скомкала блузку и швырнула ее в кресло. Потом показала пальцем на серебряный мобильник, лежащий возле тостера.

– У меня есть любовник. Он женат, супруга у него ревнивее Отелло, всегда у Жорки по карманам шарит, эсэмэски читает, звонки изучает. Короче, баба не в меру подозрительна.

Я скрыла усмешку. Мне очень понравилась фраза по поводу подозрительности.

– Мы специально купили по симке, чтобы друг с другом общаться, – продолжала Жанна. – Свой телефон Жора в офисе держит или в машине, домой не носит. Сейчас Жорик со своим самоваром в Америке, повез змеюку туда на шопинг, мне с ним не поболтать. Трубку я не трогаю, в командировку ее не брала.

– Кто-то может войти в квартиру в ваше отсутствие? – задала я напрашивающийся вопрос.

– Нет, – решительно ответила Жанна.

– Мяу, мяу… – завел кот.

Гуськова встала, взяла пакет с сухим кормом и, наполняя миску питомца гранулами, продолжила:

– Запасную связку под ковриком я не оставляю, домработница убирает только в моем присутствии.

Я посмотрела на толстого котяру.

– Вы часто покидаете Москву. Кто же заботится о животном?

– Алиска, – пожала плечами хозяйка. Потом уставилась на меня. – Черт!

– Ремнева могла взять ваш мобильный? – спросила я, уже понимая, какой услышу ответ.

Жанна нахмурилась.

– Алиска по-детски проста. Вот, видите, банка пустая. Подруга приходила кота покормить и выпила весь мой кофе, не подумала, что я вернусь и тоже захочу взбодриться. Я с ней порой ругаюсь. Она может взять мои вещи, куртку, например, и уйти в ней. А если ей сделать замечание, она очень удивляется: «Так дождь пошел, я промокнуть не хотела». Зеркало недавно в ванной разбила – начала его протирать, сильно нажала, вот стекло и треснуло. Вазу раскокала. Пусть та недорогая, но мне нравилась.

– Странно, что вы ей все прощаете, – удивилась я.

Жанна погладила кота.

– Мне Алиску жаль. Она не от мира сего, наивная, нищая, если возникает какая проблема, сразу ко мне бежит, плачет. Но у меня безвыходное положение, больше никого попросить не могу – Маркиз капризный, постороннего человека не примет, есть из чужих рук откажется. То-то у меня на этом телефоне деньги постоянно заканчиваются! Я все удивлялась: вроде не так много болтаю с Жорой, а рубли улетают, как птицы. Хотела даже счета проверить, да все времени нет.

– Можно взять аппарат? – попросила я.

– Ладно, – без особой охоты согласилась Гуськова. – Только эсэмэски не читайте.

– Просто посмотрю, сколько раз звонили Светлане, – пообещала я. – О! Да тут много вызовов. За то время, что вас в Москве не было, Алиса, похоже, постоянно названивала Потемкиной. Вы можете сейчас позвать сюда подругу?

Жанна бросилась к трубке, торчащей из пластикового стакана.

– Ну, я ей все выскажу!

– Нет, нет! – остановила я разъяренную Гуськову. – Ни в коем случае не ругайте Алису! Найдите нейтральный предлог, допустим, вы ищете какую-то вещь, никак не найдете, поэтому и позвали.

– Вот еще, буду я прикидываться! – вспыхнула хозяйка. – Все, мое терпение лопнуло! Кстати, а зачем ей понадобилась Светлана?

– Вот об этом я и хочу спросить, – объяснила я. – Потемкина умерла.

Жанна схватилась за сердце.

– Как? О, господи! Так вот почему вас ко мне прислали… Получается, я под подозрением? Ужас! Я была в Екатеринбурге! Не в Москве! Прилетела вчера! Есть билет! Счет из гостиницы!

– Позовите Алису, – повторила я, – но, пожалуйста, не скандальте.

Гуськова взяла трубку, набрала номер и злым голосом произнесла:

– Можешь подойти? Сейчас. Ничего не случилось, не могу найти щетки Маркиза. Нет, на подоконнике они не лежат.

– Долго ей ехать? – спросила я.

В ту же секунду раздался звонок в дверь.

– Явилась, не запылилась! – взвилась Жанна. – В одном подъезде живем, всю жизнь соседствуем.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Люблю героиню Таню. Мне кажется, что детективы про Сергееву самые удачные. Книга понравилась, буду читать другие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *