За всеми зайцами

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 15

Утром Дима переполнился раскаянием. Он буквально вполз в столовую, где мы завтракали. Увидев, как напрягся при его виде Аркадий, парень чуть не заплакал.

– Простите, ну простите, бога ради. Сам не знаю, что на меня нашло, я и пистолет-то в первый раз в руках держал.

Выяснились подробности того, как он провел предыдущий день. Сначала сходил на работу, потом заглянул в кафе, познакомился в Латинском квартале с какими-то ребятами – художниками, пил с ними весь вечер, ночь и утро следующего дня. Потом, не помня как, оказался на Блошином рынке и купил там у здоровенного негра малахитовые бусы и пистолет. Бусы он хотел подарить Селине, а пистолет приобрел просто так, сам не зная зачем.

– Наверное, он мне просто понравился, – каялся Дима. – Прости, Аркашка, в первый раз так напился, и ты, – он повернулся к Мане, – извини, не хотел тебя ударить. И собачку очень жаль!

И тут Дима сделал невозможную вещь: взял на руки Хуча и стал его неумело поглаживать. Видя такое полное раскаяние, все сменили гнев на милость.

– Ладно, ладно, – сказал Аркашка, – с кем не бывает. Ну и напугал ты нас этим пистолетом. Я его убрал.

– Выброси его, бога ради, – взмолился Дима, – даже не знаю, как из него стрелять.

– Ну вчера у тебя ловко получилось, – отметила Оксанка, – прямо как в кино. Дима смутился окончательно: – Это спьяну. Он отпустил Федора Ивановича на пол и незаметно вытер руки о брюки. Заметивший брезгливое движение Денис беззвучно зашевелил губами.

Конец недели у нас прошел идиллически. Все дети были милы и вежливы. Дима больше не напивался и поминутно пытался гладить животных. Аркадий снизошел до того, что отвез парня к своему парикмахеру.

В субботу приехал обвешанный коробками Жорж. Шоколадные конфеты, засахаренные фрукты, торт-мороженое – это детям. Оле – книга «Наш ребенок», мне набор новых спиц в чемоданчике, Оксане и Наташке – красивые флаконы духов.

– У нас Рождество? – осведомилась я.

– Нет, – разулыбался Жорж, – просто сегодня небольшой юбилей, и поэтому я привез всем подарки. Кстати, вот здесь небольшой презент для собачек и кошек.

И он жестом фокусника извлек из пакета пару больших мячей, маленький мячик и двух искусственных мышек.

– А что у тебя за юбилей? – поинтересовалась любопытная Маня.

– Ну, не совсем юбилей, – потупился Жорж, – просто день рождения.

Я покраснела от стыда. Боже, совсем забыла, надо как-то выкрутиться из создавшегося положения.

– Помним, помним, что день рождения, – подмигнула я Мане. – Но ты ведь сам рассказывал, что родился поздно вечером. Так что поздравлять тебя будем за ужином, и подарки получишь тогда же. А пока можешь взять собак и погулять в саду.

– Ты помнишь, когда я родился, – умилился Жорж и позвал собак.

– Так, – сказала я, когда он ушел, – Маня, быстренько обеги всех и вели приготовить подарки.

Через десять минут закипела работа. Луи срочно принялся печь торт. Дети начали развешивать в гостиной гирлянды, Дима надувал воздушные шарики. Я же, снабженная списком подарков, отправилась в магазины. Ничего не подозревавший о суматохе комиссар мирно гулял в саду.

Отъехав от дома, я притормозила и изучила список. Маша хотела подарить фигурку мопса, Денька – одеколон после бритья, Оля остановилась на коробке сигар, Наташка придумала новый портфель, Оксана – галстук. Только у меня была пустота в голове. Поколебавшись несколько минут, я поехала в «Галери Лафайет». Куплю все сразу в одном месте, а от себя презентую зажигалку «Ронсон».

В «Галери» толпился народ. Пробежавшись по этажам и приобретя необходимое, я завернула в кафе. Там тоже было не протолкнуться. И, взяв стакан сока, я стала оглядываться в поисках места.

За одним из столиков, в самом углу сидела Каролина Роуэн. Судя по красным пятнам на ее лице, женщина нервничала.

«Интересно, что она здесь делает?» – подумала я и, опустив поля шляпки, тихонько подобралась поближе. В этот момент за столик к Каролине подсела молодая женщина и взволнованно заговорила. Меня еще больше разобрало любопытство, и я встала почти за спиной Каролины. Но в кафе было шумно, женщины говорили шепотом, и я смогла разобрать только несколько слов.

Внезапно молодая женщина встала и ушла, Каролина залпом выпила стакан воды, но с места не двигалась. Она нервно комкала носовой платок и даже не притронулась к пирожному. Через несколько минут мадам Роуэн наконец встала и двинулась к выходу, я незаметно пошла за ней. Несколько кварталов Каролина прошла пешком, затем остановилась возле магазина сумок и стала рассматривать витрину. Видимо, заметила слежку. Но не меня. За мадам Роуэн наблюдала еще одна женщина – невысокого роста, в черных джинсах и черной же рубашке. Волосы ее скрывал серый платок, на носу сидели карикатурно большие очки.

Женщина остановилась у соседней витрины и принялась внимательно изучать канцелярские принадлежности. Она не двинулась с места, даже когда Каролина вошла в шляпный магазин. Я перешла на другую сторону, вошла в булочную и через окно продолжила наблюдение.

Десять минут, двадцать, полчаса, господи, что можно так долго делать в магазинчике размером со спичечный коробок! Очевидно, подобная мысль пришла в голову и женщине в черном. Она решительно толкнула дверь шляпной лавки и шагнула внутрь. Но уже через минуту выскочила на улицу и стала растерянно оглядываться. Очевидно, у бутика есть второй выход на параллельную улицу, догадалась я.

Незадачливая сыщица сняла очки, и я увидела перед собой… Селину. Вот это новость! Зачем понадобилось дочери следить за матерью? Что, черт возьми, происходит у Роуэнов? Мучимая любопытством, я стала собирать свои кульки и пакеты, а когда, наконец, вывалилась со всеми покупками на улицу, Селины и след простыл. Пришлось возвращаться к своей машине…

У Жоржа получился чудесный день рождения. Дети и Оксанка надели красные бумажные шапочки. Гостиную украсили флажками, гирляндами и китайскими фонариками. Снап и Банди щеголяли в бабочках, на Хучика напялили Наташкину золотую цепочку, сама Наташка, Оля и Аркадий нарядились поросятами.

Увидев весь этот кавардак, Жорж был в шоке. Окончательно добило его мое появление с мешком подарков и торжественный вид Луи с тортом в руках. За неимением свечек Денька воткнул в крем 100-ваттную электрическую лампочку.

– Ну, мне все-таки не 100 лет, – робко запротестовал комиссар.

– Это чтобы ты жил до ста лет, – нашлась Наташка. Подарки развернули, торт съели. Жорж устроился в кресле с сигарой, на коленях лежал Хучик. Оля и Аркадий играли в трик-трак, остальные мирно смотрели телевизор. «До чего же хорошо дома», – пронеслось в голове, и в этот момент зазвонил телефон. Маня схватила трубку.

– Мамулечка, тебя.

– Алло.

– Даша?

– Я.

– Вы меня узнали, это Селина. Есть время поговорить?

– Да, конечно, приезжай, если хочешь.

– Нет, я не могу выйти из дома, лучше по телефону.

– Тогда подожди минутку, – и, взяв трубку, я двинулась в холл. – Ну вот, теперь можешь говорить.

– Только хотела предупредить вас, Даша, что если со мной что-то случится, то оставляю…

Селина внезапно умолкла. Я занервничала:

– Селина, продолжай, слушаю тебя.

– Позвоню поздней. – И девушка бросила трубку.

Я в задумчивости побрела в гостиную, почему Селина прервала разговор, что может с ней случиться? Проницательный Жорж прищурился:

– Посекретничала?

– Посекретничала!

Ничего ему не расскажу. Он не делится информацией, и я тоже не стану.

– А мы будем ужинать? – поинтересовалась Маня.

– Ну, ты обжора, Марихуана, – изумился Денис, – только что такой торт съели.

– Это сладкое, – заупрямилась Маруся, – а после сладкого всегда хочется соленого огурчика или маринованного помидорчика.

Внезапно побледневшая Оля подскочила на диване и бросилась вон из гостиной. Мы понимающе посмотрели ей вслед.

– Черт-те что, – хмыкнул Аркадий, – из нее вся еда выскакивает, бедные дети умрут от голода, не успев родиться. Да еще такая нервная стала. Вчера купил такого хорошенького розового мишку, а Олька хотела голубого и давай из-за такой глупости рыдать и упрекать меня в невнимательности.

– Ну, это наблюдается и у животных, – сообщил Денька, – вот самки обезьян…

– А когда ожидается прибавление? – оживился Жорж.

– К Новому году или в начале января, как получится, – ответил Аркадий.

– Подожди-ка, – внезапно изумилась я. – А почему ты сказал, что «бедные дети умрут от голода»? Их что, много?

– Двое, – радостно сообщил Аркадий, – сегодня делали ультразвук и узнали, что двойня. Вот только не могут сказать кто: мальчики или девочки. Лежат очень странно, друг на друге. Да нам и фотографию дали.

И он вытащил из кармана листок с черно-белыми пятнами.

– Где же здесь дети, – изумилась Маня, – какие-то лужи.

– Дай сюда, – потребовала Оксана. – Вот они, твои племянники, смотри. Две головки, ручки, ножки.

Маня в изумлении разинула рот:

– И я такая же была?

– Еще хуже, – хихикнул Дениска. Оля вернулась в гостиную:

– Первое фото разглядываете? Правда, жуткий вид?

Я была с ней согласна, лучше уж увидеть своих внуков готовыми, а не в виде полуфабриката.

– Сразу двое, как здорово, – радовалась Наталья, – купим такую большую коляску с кружевным зонтиком и две одинаковые кроватки.

– А еще всякие там кофточки и юбочки! – заверещала Маня.

– Зачем им юбки, – возразил Денис, – младенцы лежат в пеленках.

– Тоже мне, специалист по младенцам, – хмыкнула Маруся. – Много ты грудничков видел?

– Я принимал роды у кошек и собак, – гордо заметил Дениска.

– Моя Олька не собака, – возмутилась девочка и треснула мальчишку по затылку.

Тот не остался в долгу.

Я удовлетворенно вздохнула. День рождения определенно удался. Да и двое внуков сразу – тоже хорошо. Может, родятся тихие скромные девочки, будут вышивать носовые платочки. Хотя, если посмотреть, как дерется их будущая тетя… В общем, чудесный день сегодня. Только непонятно, куда опять подевался Дима?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *