За всеми зайцами

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 22

В больницу мы приехали около одиннадцати утра. Доктор Виньон долго беседовал с Ольгой, потом вышел к нам:

– К сожалению, должен оставить будущую маму в больнице. Аркадий побелел:

– Что, так плохо?

– Нет, нет, но мне не очень нравится тонус…

И акушер пустился в медицинские подробности. Мы с Аркадием не поняли ни слова, но Оксана слушала перевод с явным интересом и пояснила:

– Они ее кладут, как у нас говорят, на сохранение. Жаль, не прихватили все необходимое, надо поехать домой и привезти.

– Что привезти? – удивилась я.

– Как? Тапочки, пижаму, мыло, кипятильник… Ты в больнице лежала когда-нибудь? Еще чаю хорошо взять, у меня больные в отделении всегда чаи гоняют.

Я рассмеялась от души:

– Бедная ты моя, дитя совковой медицины. Пойдем, посмотришь, как это бывает у нормальных людей.

Сначала мы двинулись в палату. Оксанка с удивлением рассматривала большую удобную кровать с тремя подушками и двумя пушистыми, мягкими одеялами. Потом не удержалась и пощупала простыню:

– Белье какое! И все продумано: тумбочка с настольной лампой, телевизор с пультом, кнопки вызова среднего медицинского персонала, шторы, а это что за дверь?

И она повернула ручку. В большой комнате оказались ванна и туалет. На крючке висело несколько полотенец разного размера. Возле ванны лежал пакет с одноразовыми тапочками. Унитаз украшала белая бумажная лента с надписью: «Стерилизовано».

Раздался вкрадчивый шорох. Молоденькая медсестра ввезла кресло на колесиках, в котором сидела одетая в халат заплаканная Оля.

– Ну, малыш, – засуетился Аркадий, – не расстраивайся, все будет хорошо.

– Да, – радостно подхватила медсестра, – у нас всегда бывает отлично, наши доктора успешно справляются с любыми болезнями. Лучше посмотрите меню и выберите вкусный обед, полдник и ужин. На завтрак вы, к сожалению, опоздали.

Проворковав ласковые слова, сестра вышла из палаты. Оксанка с интересом взяла большую кожаную папку и начала читать вслух:

– Завтрак. Подадут в 10 утра. Просим выбрать два горячих блюда.

1. Сок – апельсиновый, яблочный, грейпфрутовый, ананасовый
2. Кофе натуральный
3. Кофе растворимый
4. Какао
5. Молоко
6. Йогурты: натуральный, с фруктами
7. Каша овсяная
8. Яичница с беконом
9. Сотэ из курицы
10. Омлет с грибами
11. Рыбное суфле
12. Оладьи с вареньем
Сахар, соль, сливки

– У них что здесь, ресторан? – изумилась моя подруга.

– Не хочу тут оставаться, – зарыдала Оля, – хочу домой.

Аркадий беспомощно захлопотал около плачущей жены. Дверь в палату распахнулась, и в проеме появилась огромная женщина, настоящий бегемот с добродушным лицом.

– А кто у нас так горько плачет, – загудела она уютным басом, – кто огорчает своего ребеночка?

– Не хочу тут оставаться, – как заведенная, твердила Оля.

– А почему? – заинтересованно осведомился бегемот.

– Во-первых, не люблю спать одна, без мужа.

– Прекрасно, поставим двуспальную кровать, и муж будет здесь ночевать.

– Еще со мной спит Федор Иванович.

– Это собака, – быстро пояснил Аркадий.

– Ну и чудесненько, поставим ему в углу мисочку, днем можно будет погулять в саду. Надеюсь, Федор Иванович подружится с кошкой из 11-й комнаты, А сейчас давайте познакомимся: старшая медсестра мадмуазель Кристина Леви. Моя задача, так сказать, минимум – чтобы вы были всем довольны и не нервничали, задача максимум – чтобы вы ушли домой с двумя прелестными малютками. А сейчас скажите, мой ангел, прислать библиотекаря? Или вы сами съездите в библиотеку?

– Сама пойду, – взбодрилась Оля.

– Нет, нет, дружок, – возразила мадмуазель Леви. – Никаких самостоятельных передвижений. Как только захотите выехать из палаты, нажимайте эту кнопочку. – Она ткнула пальцем, похожим на сардельку, в белую пупочку на панели у изголовья кровати. Дверь палаты растворилась, и появилась молоденькая сестра.

– Это Анриетта, – сказала бегемотша, – она будет за вами ухаживать, возить на процедуры, в библиотеку и сад. К сожалению, у нее очень большая нагрузка. Нашей Анриетте приходится заботиться сразу о трех дамах. Поэтому извините, если придется несколько минут подождать. А сейчас садитесь вот в этот экипаж, берите мужа, и поедем посмотрим, что тут у нас есть.

Забывшая о слезах Оля села в кресло. Мы с Оксанкой остались одни. Через несколько секунд подруга обрела дар речи:

– Нет, ты слышала, что сказала эта Леви. У медсестры страшная нагрузка, целых три женщины! Интересно, как ей понравится в 6 утра раздать 40 градусников, потом сделать 20 клизм и безумное количество уколов! И они правда разрешат держать здесь Хучика?

– Не знаю, но думаю, навряд ли. Просто мадемуазель Леви отличный психолог. Согласилась с Ольгиными капризами, и вот результат: все довольны и счастливы.

Прибежал запыхавшийся Аркашка:

– Не ждите меня, езжайте домой. Я тут с Зайцем побуду.

Дома было удивительно тихо. Дети уехали с Машкиным классом на экскурсию в Реймс. Вернуться они собирались только в понедельник. Словно тоскуя о «ветеринарах», собаки тесной кучкой спали в гостиной. Оксанка пошла в ванну, а я решила разобраться с платежами. Жуликоватый мясник третий раз присылал счет за печенку.

В кабинете я неожиданно наткнулась на Диму. Парень стоял спиной к двери и рылся на полках.

– Что ты там ищешь? – громко спросила я.

От неожиданности Дима уронил том Рабле.

– Господи, разве можно так пугать человека, подкрались, как вор, и заорали во все горло!

– Извини, пожалуйста. Просто тапочки такие легкие. Не хотела тебя напугать, а что ищешь?

– Да вот, надо кое-какой реферат подготовить, хочу Рабле процитировать.

И он поднял упавшую книгу. Что-то в этой ситуации мне не понравилось. Вспомнились рассуждения Жоржа о слишком честных голубых глазах. На всякий случай, подождав, пока он уйдет, проверила сейф. Коробочка стояла на месте. Волноваться не стоило.

После обеда позвонила Луиза:

– Что с Олей?

– Пришлось оставить в больнице.

– Ой, как жалко. Можно ее навестить? Завтра не смогу, а в понедельник с удовольствием.

– Конечно, приезжай, наш Зайчик очень обрадуется.

– Привезу ей конфет.

– Вот замечательно, Ольга жуткая сластена.

Без детей удивительная тишина заполнила дом. Никто не носился по комнатам, не выяснял отношений, не кричал ежеминутно «мама», не клянчил у Луи булочки… В общем, скука смертельная.

Аркашка вернулся около десяти.

– Ну там прямо концлагерь, – возмущался Кеша. – После обеда тихий час. Изволь лежать в кровати. Проверяют, чтобы съела всю еду. Олька не догрызла пончики, так прямо кошмар начался: все прибежали и давай приставать, а почему аппетит пропал? Плохо с желудком? Или не вкусно? А в 21.30 гасят свет, и все, баиньки. Телевизор смотреть нельзя. Читать тоже, извольте спать и растить ребеночка. Ей сегодня доктор Виньон сказал: «Вы, мадам, сейчас просто колба, где зарождается новая жизнь, и в первую очередь мы защищаем жизнь ребеночка. Так что придется забыть о своих желаниях и думать только о прелестных и здоровых детках».

Оксанка грустно вздохнула:

– Приеду домой, расскажу коллегам, никто не поверит. Больной еду не доел? Да и черт с ним, а на кухне – так просто рады, болыпе помоев для свинки и кусков для собаки. У нас одна санитарка, Зина, работает ради объедков, у нее немецкая овчарка и жрет ужас сколько!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *