За всеми зайцами

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 28

Через несколько дней я в сопровождении Оксаны отправилась к Луизе. Девушка выглядела подавленной и несчастной. К тому же у нее начался сильный насморк, глаза слезились, нос приобрел багровый оттенок.

– Лучше всего в таком состоянии лечь в кровать и спокойно уснуть, – предписала Оксана.

Луиза помотала головой: – Это невозможно. Жду агента по продаже квартир.

– Зачем?

– Решила продать дом. Здесь все были несчастливы. К тому же по ночам чудятся призраки. Вижу Селину в ванной, папу в кабинете. Господи, мама, наверное, сошла с ума и тебя тоже хотела убить.

– Где же ты поселишься?

– Куплю небольшую квартирку и попробую начать жизнь с нуля. Денег у меня достаточно.

– Скучно ничего не делать, – проговорила Оксанка, – переведи ей, что я советую пойти куда-нибудь учиться, и потом, куда подевался Пьер? Они что, развелись?

Луиза замялась.

– Нет, окончательно мы не расходились, и по документам все еще муж и жена. Но фактически уже давно чужие люди. Я неинтересна Пьеру, кажется, он завел другую. А учиться я и сама хотела пойти. Всю юность мечтала стать художницей, рисовать пейзажи, и неплохо получалось. Но папа протестовал: надо покупать кисти, краски, бумагу. А маме не нравился запах. Теперь смогу поступить в Академию художеств. Заплачу за обучение, и примут без экзаменов.

Беседу прервал звонок в дверь. Приятный молодой мужчина из риэлторской конторы был готов приступить к осмотру дома. Мы откланялись и уехали.

– Жалко ее, – пробормотала Оксанка, – ни родителей, ни родственников, ни работы. Даже подруг нет, кроме тебя. Вот несчастье.

Дома нас встретил настойчивый телефонный звонок. Я схватила трубку. В ухе зазвенел противный Лелькин голос:

– Ну ты и сволочь, как только такое могло прийти тебе в голову.

Кое-как успокоив истеричку, я услышала удивительную информацию. Вчера ночью в дом к Костику вломились спортивного вида молодые люди с бритыми затылками. Поигрывая бицепсами, качки потребовали у ошеломленных сирот то, что те привезли из Парижа.

Костик сначала сделал вид, что не понимает, но пара оплеух быстро вернула память. Лелька принесла Ван Гога. Но один из бандитов заявил, что «дурацкие картинки нам ни к чему», и велел отдать какие-то слезы.

Костик и Лелька пытались уверить нападавших, что никаких слез, кроме собственных, у них нет. Тогда их жестоко избили.

– Отдайте подобру-поздорову, – увещевали бандиты, нанося удары, – а то хуже будет.

Рыдая, Костик просил взять Ван Гога, рассказывая о его ценности. В конце концов один из нападавших вытащил сотовый телефон и связался с начальством. В результате братки взяли, как они сказали, «мазню», наподдав последний раз хозяину по зубам, начали крушить квартиру.

Сирот заперли в туалете, предварительно обшарив сливной бачок. Два часа в комнатах бушевал ураган, потом все стихло. Еще через час Костя с Лелькой решили выглянуть из укрытия.

Представшая картина ужасала. В гостиной вспороты диван и кресла, разбит телевизор и выпотрошены стулья. Картины валялись на полу, разломанные рамы – рядом. В спальне летал пух из подушек, на трюмо кучками лежала вытряхнутая косметика и выдавленный из тюбиков крем.

Но больше всего пострадала кухня. Там перебили и испортили буквально все. Кофе, чай, сахар и крупы ровным ковром устилали пол. Вся техника: тостер, миксер, кофеварка и соковыжималка – разобранная на части, громоздилась в мойке. Продукты, вытащенные из холодильника, бросили в ванную. Довершала картину гигантская записка с орфографическими ошибками, приклеенная медом на новенькие обои в кабинете. «Верни все. А то хуже будит. Еще вирнемся». На следующий день Костика с инфарктом увезли в больницу, а Лелька кинулась звонить в Париж.

– Ну зачем ты наняла этих бандитов, – рыдала она в трубку. – И что еще пропало, какие слезы, что это?

– Значит, все-таки вы украли Ван Гога?

– Ну, не украли, а просто взяли. Подумаешь, он совсем вам не нужен, а нам жить не на что. И вообще, Костик – твой бывший муж, и ты должна его поддерживать. Обеднели, что ли? Паршивую картину мужу пожалела, ну и жадность! Да еще бандитов наняла. Ну, получила Ван Гога назад, подавись теперь им, но, скажи на милость, чего еще ты хочешь?

Объясняться с обезумевшей Лелькой не представлялось возможным, и я просто положила трубку.

– Что случилось? – поинтересовалась Оксанка.

– Кто-то разгромил квартиру ворюг и требует у них слезы.

– Вот ведь странно, – протянула Оксана, – у меня тоже хотели получить слезы. Интересно, что это такое, не знаешь?

Я знала, но отрицательно помотала головой.

Присутствующая при разговоре Маша вздохнула:

– Когда кто-то что-то ищет, надо это что-то получше прятать. Во всяком случае, сейф не подойдет. Следует искать оригинальные решения.

Я посмотрела на девочку с подозрением. Уж не задумала ли она перепрятать камни. Да нет, навряд ли, И притом ребенок не знает про несгораемый шкаф за книгами. И про сейф сказала просто так. Интересно, чьи камни, кто их ищет? Но кто бы он ни был, перед расходами не останавливается – сначала громит Оксанкину квартиру, потом запихивает Деньку в Бутырку. Потом обыскивает мой дом и особняк Луизы и, наконец, потрошит сирот.

Интересно, сколько могут стоить спрятанные в сейфе бриллианты? Надо оценить находку. Завтра возьму один алмаз и поеду к ювелиру.

Сказано – сделано. Наутро, около девяти, пока все спали, я тихонько выскользнула из дома. Побег заметил только заспанный Дима, мрачно пивший в одиночестве кофе.

– Вы куда собрались? – спросил он.

– В парикмахерскую, а ты почему вскочил?

– Да в этой дурацкой фирме теперь установили часы работы и требуют сидеть с 9 часов на месте. Вот жуть, так рано вставать приходится. Вы ведь в центр поедете, подвезите меня.

Я посадила Диму в машину, на бульваре Распай он вышел, а я покатила к ювелиру.

Месье Леру очень любезен, не могу сказать, что я частая гостья в его салоне, но иногда заглядываю: покупала часы Кешке, браслет Наташке на день рождения, первые сережки для Мани.

– О, дорогая мадам, – разулыбался Огюст Леру, – рад вас видеть. У кого на этот раз праздник, кому будете покупать подарок?

– Невестка собирается рожать. Хочется презентовать что-нибудь особенное, даже уникальное. Покажите кольца с бриллиантами.

– Бриллианты, – месье Леру оживился, – чудесный выбор. Вечные камни; нет женщины, которая устоит перед их завораживающим блеском.

И он начал вынимать из сейфов бархатные коробочки. Я медленно перебирала украшения. Камни в оправах были разного размера – от микроскопических осколков до вполне приличных алмазов. Но все были намного меньше того, что лежал у меня в сумочке. Порывшись в коробочках, я выта-щила кольцо в элегантной оправе с камнем размером с рисовое зерно.

– Это, пожалуй, подойдет. А какова цена?

Прочитав небольшую лекцию о подорожании алмазов на мировом рынке, Огюст назвал безумную сумму.

– А что, цена кольца зависит от размера камня?

Ювелир снова пустился в рассуждения, но в конце концов признал, что качество и объем бриллианта являются определяющими в стоимости кольца.

– Очень симпатичное украшение, – протянула я лениво, – вот только камень какой-то маленький и невразумительный, к тому же желтоватый. Нет, мне не нравится. А можно заказать кольцо? Дело в том, что от бабушки остались кое-какие камушки.

И я полезла в сумочку. Огюст взял специальную лупу-монокль и в ожидании посмотрел на меня. Я раскрыла мешочек и выкатила корунд на стол. Лупа, звякнув упала рядом.

– Бог мой, – прошептал ювелир, – мадам, это стоит целое состояние! Такую вещь просто опасно вставлять в оправу, вы не сможете носить это украшение. Конечно, я сделаю кольцо, но потом поместите его в сейф, иначе спровоцируете бандитов на нападение. А лучше всего, чтобы никто не знал о существовании в семье подобного камня. Такую драгоценность следует хранить втайне и передавать из поколения в поколение. Поймите, это не украшение, а вклад денег. А вы принесли его в сумочке, одна, без сопровождения, боже, какая неосторожность!

Месье Леру покраснел, на лбу заблестели капли пота.

– Мадам, – продолжал он, – прежде чем заказывать кольцо, следует подумать. Тем более если собираетесь подарить его невестке. А вдруг развод, и камень уходит из вашей семьи. Нет, это неразумно, простите, просто глупо. Выберите для невестки что-нибудь из ассортимента магазина. У нас есть и ожерелья, и браслеты, и кулоны. А свой камень унесите домой, а лучше всего прямо в банк. Жизнь так непредсказуема, вдруг под старость будете нуждаться и тогда горько пожалеете об этом алмазе.

– А сколько может стоить такой бриллиант?

Огюст Леру пошевелил губами.

– Камни такого класса уходят, как правило, через аукцион. Или сделка, наоборот, совершается в полной тайне. Разрешите, осмотрю бриллиант.

Через несколько минут ювелир назвал примерную стоимость. Я произвела в уме расчет. Значит, так, этот камень – самый маленький, всего их восемнадцать. Сумма после умножения получилась такой огромной, что я тоже вспотела. Да, за такие деньги можно и убить десяток-другой людишек.

Ни за что не понесу богатство в банк. За ним охотится кто-то могущественный. А у банковских служащих есть языки и финансовые проблемы. Нету ж, пусть лежат дома. В конце концов, о сейфе знаем только я, Софи и Наташка.

Я повернулась к Огюсту:

– Вы правы, месье. Куплю для Ольги кольцо и спокойно отправлюсь домой. А завтра помещу камень в банк. Надеюсь, вы никому не расскажете о моем визите.

Ювелир мягко улыбнулся:

– Дорогая мадам, наша семья вот уже двести лет занимается своим бизнесом. Мы умеем держать язык за зубами и дорожим клиентами.

После этой тирады он вытащил из другого сейфа еще коробочки, и мы начали выбирать подарок. Часа через полтора я оплатила в кассе покупку.

В торговом зале было многолюдно. В особенности много народа толпилось в отделе дешевых сувениров. В какой-то момент среди покупателей мелькнуло знакомое лицо. Дима! В ту же секунду подошла секретарь Огюста с молодым человеком.

– Месье Леру сказал, что вы очень плохо себя чувствуете. Вот Леон проводит вас до дома. Леон – профессиональный шофер и сам поведет машину.

Рассыпаясь в благодарностях, я краем глаза косила в сувенирный отдел. Но Дима исчез. Скорей всего это кто-то на него похожий. Ну что мог делать подкидыш в ювелирном магазине?

Услужливый Леон доставил меня до дома и даже ввел в холл, поддерживая под локоть. Разозленная Наташка кинулась с выговором:

– Опять не слушаешься. Тебе было велено одной не выходить, вдруг Каролина в Париже. – Вот, смотри, что я купила для Ольги.

– Прекрасная вещь. Но можно подождать несколько дней, – вмешался Аркадий, – мы очень волновались.

От дальнейших нравоучений спас телефонный звонок. Наташка сняла трубку и побледнела.

– Как избили? Где она? Сейчас приедем.

Мы с Аркадием уставились на Наташку.

– Звонили из госпиталя святой Анны, – сообщила подруга, – к ним привезли жестоко избитую Луизу. В сумочке нашли Дашкину визитную карточку.

– А кто ее избил?

– Ничего не сказали.

Госпиталь, громадный, как город, находился на другом конце Парижа. И мы, попав во все пробки, добрались до места только через два часа.

Луиза лежала в реанимации. Голову, словно шлем, охватывала тугая повязка. Левый глаз, украшенный чудовищным синяком, заплыл. Все лицо и часть шеи покрывали кровоподтеки. То, что было скрыто под простыней, выглядело, очевидно, не лучше. Возле кровати читала дешевый романчик девушка-полицейский. Увидев нас, она отложила книгу и требовательно спросила:

– Вы кто?

– Близкие знакомые, нам позвонили из больницы. Кто это ее так избил?

– Вы не француженки, – уверенно заявила девушка.

Наташка обозлилась:

– Налогов, которые я плачу в год, хватит на зарплату для половины полицейских Франции. И потом, какое вам дело до нашей национальности!

Девица, грозный страж закона, вдруг приветливо заулыбалась:

– Не хотела вас обидеть. Просто потерпевшая в бреду все время повторяет иностранные имена, а я не могу понять, какие. Может разберете, если услышите.

– А что произошло?

– Пока ничего не знаем.

Оказалось, что «Скорую помощь» вызвал маклер по продаже квартир. Он пришел, чтобы подписать договор купли-продажи. Дверь дома оказалась незапертой, и он обнаружил Луизу в холле у подножия лестницы, всю в крови и без сознания.

Приехавшие врачи сразу определили черепно-мозговую травму и переломы ребер. Полицейские попытались восстановить картину происшедшего. Выходило, что ночью в дом проник вор. Он вел себя неосторожно, зашумел и разбудил хозяйку. Луиза, накинув халат, вышла в коридор. Негодяй, притаившийся за занавеской, ударил ее по голове табуреткой и столкнул со второго этажа. Потеряв сознание, девушка скатилась по ступенькам, ломая ребра. Но бандит на этом не успокоился. Тоже спустился вниз и несколько раз с размаху ударил неподвижное тело ногой. Удары бандита пришлись по лицу и животу. Убивать почему-то не захотел, только изуродовал.

Полицейских поразило необыкновенное равнодушие бандита. Оставив жертву истекать кровью, он хладнокровно вскрыл все коробки и узлы, которые Лу собрала, готовясь к переезду. Взял ли домушник что-нибудь, полицейские не знали. Луиза лежала без сознания, и врачи сомневались в благополучном исходе.

Мы посидели немного возле несчастной, мучаясь собственной беспомощностью. На обратной дороге Наташка задумчиво произнесла:

– Интересно, что ищут. Не знаешь?

Я покраснела, помолчала минуту и выложила Наташке все.

– Боже, – проговорила узнавшая правду подруга, – ты хоть понимаешь, что наделала. Спрятала чужую собственность, а бандиты за ней гоняются. Надо вернуть все.

– Как? Дать объявление в «Пари Суар»? Найдены бриллианты безумной стоимости, кому надо – забирайте.

Наташка призадумалась:

– Надо узнать, чьи камни, и отдать. У тебя есть предположения? Я помотала головой:

– Нет. Знаю только, что бандит – любитель карамелек «Гусиная лапка» фабрики «Красный Октябрь». Он потерял одну, когда шарил в моей спальне.

– Значит, русский. Эх, что же ты не положила коробочку с камнями на стол. Взял бы и отвязался.

– Да когда он обшаривал наш дом, портил паштеты и варенье, я еще не знала, что ему надо. А теперь он больше к нам не приходит, лазает по знакомым. Наверное, думает, что я отдала драгоценности кому-нибудь на сохранение. И у Костика с Лелькой побывал, и у Луизы, а до этого вломился к Оксанке.

– Послушай, давай расскажем Жоржу!

– Ни за что. Сами узнаем. Нечего сюда комиссара впутывать. Да и что он сделает?

Мы прикатили домой, решив никому ничего не рассказывать.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *