Записки безумной оптимистки. Три года спустя

Внимание! Это полная версия книги!

Онлайн книга «Записки безумной оптимистки. Три года спустя»

Внимание! Это полная книга!
Cтраница 49

– Мать, – строго велел он, – ступай назад и немедленно переоденься! Зима в твоем дурацком детективе, а у всех россиян давно лето: птички поют, грибочки растут, травка зеленеет, солнышко блестит!

Если у меня на тумбочке лежит рукопись про Дашу, то это гарантия того, что я потрачу кучу денег. Даша Васильева, получившая наследство барона Макмайера, разбрасывает доллары направо и налево, я не имею такой возможности, сама-то никогда не получала бешеные миллионы. Но совершенно бесполезно останавливать себя в момент написания книги про Дашу. Теперь я знаю: лучше всего в эти дни вообще не ходить ни в какие магазины, кроме булочной, там-то много не израсходуешь.

Потом в моей жизни начались недоразумения. Дело в том, что в моих книгах главные герои носят имена реальных людей. Аркадий и Маша – это мои собственные дети. Но «книжные«отпрыски Даши Васильевой и настоящие Кеша с Марусей все-таки не похожи.

Когда вышла первая книга, Маша на меня обиделась и сказала:

– Ну вот! Сделала из дочери грязнулю! Вечно у нее беспорядок в комнате.

– Всем же понятно, что «книжная» Маша придумана, – отбивалась я, – она просто слегка напоминает тебя.

– И чипсы я никогда в кровати не ела, – не успокаивалась Маня, – терпеть их не могу, лучше соленый помидорчик!

– Не переживай, детка, – утешала я девочку, – все близкие знают, что сходство между той Машей и тобой чисто внешнее.

Потом у нас появился компьютер, программа Ай-си-кью, мои фанаты, невесть где раздобывшие номер, толпой ввалились в «Асю», и первое, о чем они спросили Марусечку, было:

– Маня, скажи, какие чипсы ты больше всего любишь есть в кровати?

Бедная Маня, решив не выпадать из образа, скрипнула зубами и пошла в магазин изучать марки чипсов.

Я только похихикала, я еще не знала, каких демонов выпустила наружу.

Затем произошло невероятное. Как-то вечером Кеша, придя домой, заглянул в кухню и хитро сказал:

– Мать, иди в прихожую, кое-что покажу.

Я отложила тесто и с тревогой воскликнула:

– Опять нашел на помойке кошку!

– Не-а, – усмехнулся сын, – это не кошка!

– Собака! – возмутилась я. – О господи! Опять придется пристраивать по знакомым.

– То, что ты сейчас увидишь, не принадлежит к животному миру, – обнадежил меня Кеша, – и я это не с помойки привел!

Слегка успокоившись, я пошла за ним, очутившись в прихожей, удивилась. Возле входной двери стояла девушка, очень худенькая, в брючках.

– Что же ты держишь гостей на пороге? – упрекнула я сына. – Ну-ка познакомь нас.

– Ты ее великолепно знаешь, – захихикал Кеша, – ну просто как облупленную.

Я попыталась разглядеть лицо незнакомки, в прихожей горело только одно довольно тусклое бра. Наверно, это кто-то из выросших дочерей наших приятелей, если Аркашка уверяет, что мы отлично знакомы…

Вдруг ярко вспыхнул свет, сын зажег пятирожковую люстру. Я ахнула. Передо мной стояла Зайка, та самая, героиня «Крутых наследничков» и других, пока еще не изданных книг. Именно такой я ее увидела в своем «кинофильме». Очень худенькая, просто тростиночка, темно-карие глаза, милая улыбка…

– Знакомься, – веселился Кеша, – Зайка собственной персоной. Я как ее увидел, сразу это понял.

Девушка растерянно смотрела на нас, плохо понимая происходящее, она не читала моей книги, она ничего не слышала о писательнице Дарье Донцовой.

– Вот только с именем облом, – не успокаивался сын, – ее зовут не Ольгой, а Наталией!

В глазах девушки мелькнул огонек, и я мгновенно поняла, что она так же ревнива, как и Зайка. Забегая вперед, скажу, что Наташка оказалась похожа на Заю не только внешне. Я увидела ее образ, описала его на бумаге, и потом он ожил и пришел ко мне в реальности.

– Может, попросить ее паспорт поменять? – хихикнул Кеша. – Чтоб уж совсем по-твоему вышло.

Когда в «Эксмо» скопилось двенадцать моих рукописей, Ольга Вячеславовна торжественно объявила мне:

– Мы запускаем новую серию под названием: «Иронический детектив».

И мои книги начали выходить каждый месяц. Ей-богу, я совершенно не представляла, что меня ждет впереди. Наивно думала, что стану по-прежнему носить рукописи в «Эксмо», писать весь день в свое удовольствие, ну, может, иногда раздавать автографы…

Кстати, свой первый автограф я дала Александре Марининой на Московской книжной ярмарке. Я пришла туда и увидела огромную толпу. Человеческое море колыхалось в разные стороны. Вглядевшись, я сообразила, что на стенде «Эксмо» подписывает свои книги Александра Маринина. Марина Анатольевна, таково настоящее имя этой писательницы, трудилась, не разгибая спины, сотрудники издательства вспугнутыми кошками носились на склад и притаскивали оттуда все новые и новые пачки ее детективов. Книг не хватало, толпа нервничала.

Я стояла тихо в углу, около меня сиротливо высились на столе двадцать штук «Крутых наследничков», издательство не рассчитывало продать на этой ярмарке большее количество единственного детектива Дарьи Донцовой.

Честно признаюсь, мне было очень не по себе. Вдруг Марина Анатольевна на секунду оторвалась от фанатов. Она окинула меня быстрым взглядом, задержала его на обложке моей книги и сказала:

– Здравствуйте, Даша, мне очень понравилась ваша повесть, подпишите «Крутые наследнички».

Конечно, она не читала Дарью Донцову. Просто увидела мое растерянное, несчастное лицо и мигом оценила ситуацию.

Когда вышел «Контрольный поцелуй», у нас дома раздался звонок, и милый, девичий голос спросил:

– Можно взять интервью у Дарьи Донцовой?

Я сама бывшая журналистка, стоптавшая не одну пару сапог в погоне за интервью, поэтому мгновенно ответила:

– Конечно, приходите, когда вам угодно.

В назначенный час в гостиной на столе стоял торт, который я купила, вспоминая жену маршала Катукова.

Журналистка опоздала на сорок минут, думая, что она заблудилась, я, открыв дверь, воскликнула:

– Наверное, вы прошли дальше и попали в другой дом! Я забыла вас предупредить, что у метро следует сразу повернуть направо.

– Нет, – спокойно ответила девица, снимая курточку, – я мгновенно вас нашла.

Потом она прошла в гостиную, оглядела стол, вынула диктофон и заявила:

– У меня времени всего пятнадцать минут, давайте в телеграфном стиле.

Я слегка удивилась, но согласилась.

– Да, да, пожалуйста.

Девушка, по виду чуть старше моей Маши, хмыкнула и спросила:

– Как вы относитесь к оральному сексу?

Знаете, я редко теряюсь, но в тот момент просто не нашлась, что ответить, заблеяла что-то невразумительное, закашлялась…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *