Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 9

В студию мы вползли как провинившиеся собаки, прижав уши и хвосты. Но вопреки ожиданиям Фомин не стал убивать сотрудниц, острые стрелы и реактивные снаряды полетели в адрес Жорика.

– Немедленно объясни, – визжал режиссер, топая ногами, – каким образом шапка превратилась в такое?!

– Не знаю, – растерянно блеял Жорик.

Мне стало жаль парня, и я решила ему помочь.

– Он не виноват, что ему дали, то и привез. Наверное, качество меха было плохое, его сильно растянули перед пошивом…

Не успела я закончить фразу, как Лиза шмыгнула в глубь студии, Миша вцепился в камеру, а две мужеподобные девицы взвизгнули и прикрыли головы руками. Команда, хорошо знающая своего начальника, явно приготовилась к атомной войне. Но Фомин повел себя неожиданно.

– Действительно, – кивнул он, – ты, Ирка, права. На сегодня съемки закончены. Да, собственно говоря, благодаря новому креативменеджеру уже и доснимать нечего. Материала хватит. Все по домам! Молодцы! Следующий сбор послезавтра. До встречи, господа!

Закончив выступление, Николай встал и бодрым шагом удалился.

Съемочная группа замерла в неестественных позах. Миша стоял полусогнутым над камерой, его правая рука держалась за штатив, левая торчала вверх. Лиза наклонилась над каким-то сундуком и забыла выпрямиться. Катя-модель маячила с разинутым ртом, а жуткие девицы обнялись и спрятали головы друг у друга на груди.

– Вам плохо? – не выдержала я. – Или всегда по окончании службы вы устраиваете великую паузу?

– Матерь божья! – пробормотал Миша. – Все слышали? Он сказал: «До встречи, господа».

– Ерунда! – взвизгнула Лиза. – Он сказал: «Ты, Ирка, права»! Может, заболел и надо «Скорую» вызвать? Вдруг у него инфаркт случился?

– Он че, нас отпустил? – ахнула Катя. – И Жорика не прибил?

– Говорю же, ему плохо! – гудела Лиза. – Ума лишился – ни слова матом! А главное: «Ты, Ирка, права». Он с ней согласился! Признал чужую правоту!

– Наверное, влюбился, – предположила Олеся.

– В Жорика? – фыркнула Лиза. – Слышь, Ирка, как ты это проделала?

– Что? – удивилась я.

– Заставила Кольку спокойно уйти, – оторопело пояснил Миша.

– Не знаю, – пожала я плечами, – Жорика пожалела.

– Если Фомин на тебя так всегда реагировать будет, – нервно сказал оператор, – мы с Лизкой от себя приплачивать тебе станем! Вот наш главный иногда такой бывает! Царь Петр Первый!

– Ага, в овощах, – захихикала Лиза, – классный прикол! Стоит, орет про дары земли русской, а сверху капуста, морковь, лук, картошка, помидоры валятся.

Миша принялся хохотать, я начала улыбаться, хотя, если честно, ничего смешного не заметила. Рекламные ролики, как правило, не отличаются особой оригинальностью. Почему Лиза с Мишей прицепились именно к этому?

– Вы че тут собрание устроили? – заглянула в студию Вера. – Николаша уехал и велел мне домой шкандыбать. Если охота языки о забор чесать, то – плиз, агентство тогда сами закроете.

И тут у меня в кармане зазвонил телефон, я вынула аппарат и уставилась на дисплей. «Номер неизвестен», – обозначилось на нем. У человека, которому я понадобилась, стоит антиопределитель. Мне очень не хотелось отвечать, но я поборола собственную трусость. В конце концов, мало ли кто разыскивает госпожу Тараканову! Вдруг это Олег? Когда звонишь из другого города, телефон частенько демонстрирует невероятный набор цифр или сообщает, что номер не определен. Я размышляла, а телефон все трезвонил, абонент, видимо, упорный человек, не отсоединялся. Глубоко вздохнув, я поднесла трубку к уху и промямлила:

– Слушаю.

– Милая Виолочка, – засюсюкали в ответ, – мы с вами не знакомы, но я жажду с вами встретиться. Поверьте, настоятельная необходимость! Дело первостатейной важности! В прямом смысле на миллион! Долларов! Вы сейчас где? Дома?

– В Москве, – ответила я.

– Ах, ах, ах! Здорово! – закудахтал незнакомец. – Исключительное везение! Я испереживался весь, что оторву вас от работы. Как вам удобней будет, душенька, вы сами подъедете в издательство или в ресторане встречу назначим?

– В издательство? – переспросила я. – Вы из «Марко»?

– Ой, ой, ой! Забыл представиться! Алик Мальков, заведующий отделом пиара и рекламы. Федор пошел вверх, я принял из его рук эстафетную палочку.

Огромное облегчение пролилось на меня теплым душем. Слава богу, это не мистер Икс!

– Уже лечу! – закричала я, кидаясь к выходу. – Приеду максимум через полчаса.

– Вы только посмотрите! – восторженно воскликнул Алик. – Никакой звездности! Простая, как обычный человек!

В «Марко» я вошла уверенной походкой и тут же была остановлена девушкой, сидящей на рецепшен.

– Вы к кому? – строго поинтересовалась она.

– В пиар-отдел, – ответила я.

– Закажите пропуск.

– У меня есть постоянный.

– Покажите.

Большинство мужчин, наблюдая, как женщина пытается отыскать небольшой предмет в недрах сумки, с недоумением восклицает: «За каким чертом таскать с собой столько ерунды?»

Но в моем ридикюле лежат только необходимые предметы. Минимальный набор косметики: основа под пудру, тональный крем, румяна, тени, тушь, губная помада, карандаш для бровей. Маникюрные ножницы – без них никуда. Пачка бумажных салфеток (увы, в общественных туалетах часто нет бумаги или полотенец), мятные конфетки, расческа, ключи, блокнот, пара ручек, аспирин и цитрамон, фонарик, лейкопластырь, бутылка минеральной воды, складной зонтик, спрей от кашля, дезодорант, флакончик духов, кошелек… Где, черт побери, этот дурацкий пропуск? Пришло же людям в голову сделать его в виде пластикового прямоугольника! Неужели непонятно, что подобная штука легко теряется?

– Нашли? – с раздражением поторопила служащая.

– Нет, – растерянно ответила я. – Еще на прошлой неделе был и пропал!

– Идите в бюро пропусков! – каменным тоном велела девица.

Я отошла к входной двери и улыбнулась другой девчонке, сидевшей за окошком с надписью: «Выдача бейджиков».

– Здравствуйте.

– Добрый день.

– Мне надо в издательство.

– Цель визита?

– Я автор, в смысле писатель, пишу детективные романы.

– Вам назначено?

– Да, да.

– К кому идете?

– Я договорилась о встрече с Мальцевым.

– В издательстве «Марко» такого нет, – холодно процедила девушка.

– Э… э… Алик… э… фамилия выпала из головы… нечто рыбное…

– В смысле? – вздернула брови собеседница.

– Ну нечто вроде Рыбешкин или Удочкин… хотя нет… Осетров? Впрочем, опять не то…

– Интересненько, – фыркнула девчонка, – и как же вас пропустить, когда вы сами не знаете, куда вам надо?

– В отдел пиара и рекламы.

– К кому?

– Алик… э… э…

– Милая Виола, – донеслось из-за спины, – это вы? Наша яркая звезда? Или я ошибаюсь? Простите, девушка, но вы очень похожи на госпожу Тараканову, лучшего автора «Марко».

Я обернулась. С той стороны турникета стоял дядька, похожий на Винни Пуха. Сходство с милым персонажем ему придавала не только пузатая фигура, но и лицо с круглыми карими глазами, густыми бровями и ярким румянцем (правда, у плюшевых игрушек не бывает красных щек, но все равно…).

– Я и есть Тараканова, – откликнулась я.

– Почему же не входите? – изумился мужчина.

– Пропуск оставила дома.

– Что? – отступил назад «Винни Пух». – Какой пропуск?

– Обычный, на вход.

– Что?

Симпатичный «мишка» оказался глуховат. Я добавила децибел в голос:

– Сейчас получу пропуск и пойду в пиар-отдел.

– Вас не пускают?

– Ну да.

– Вас не пускают? Звезду? Арину Виолову? Дуры!!!

Розово-румяные щеки «Винни Пуха» превратились в бордовые. Девушка в окошке ойкнула, а толстяк бросился ко мне, чуть не сломав турникет.

– Немыслимое дело! – кричал он. – Где красная дорожка? Букет? Конфеты? Виола, что вы любите? Скорей говорите. Мороженое? Пирожное? Хотя нет, я несу чушь! Девушка с такой идеальной фигурой предпочитает легкую еду! Суши! Заказывайте! С угрем? Роллы? Только не молчите! Понимаю, вы обиделись, но я сейчас постараюсь искупить свою вину!

Даже при огромном желании я не смогла бы вклинить в поток безостановочных восклицаний толстяка один звук – «Винни Пух» тарахтел безостановочно. Теперь он налетел на девицу, которая стерегла вход в издательство.

– Знаешь, кого ты отправила в бюро пропусков? – топал он толстыми ногами, обутыми в белые ботинки.

– Нет, – пропищала несчастная.

– Саму Арину Виолову! – выкрикнул толстяк, вытащил из кармана накрахмаленный носовой платок, промокнул лоб и нежно сказал, повернувшись ко мне: – Виола, дорогая, а так переполнился возмущением, что забыл представиться. Алик Мальков.

– Значит, я иду к вам?

– Да, да, да, звезда вы наша, – закивал Мальков. – Сюда, к лифту, пожалуйста… Осторожнее, тут ступенечка!

Я моментально споткнулась и начала падать. Увы, у меня есть очень странная, осложняющая мою жизнь особенность. Если, объясняя мне дорогу, человек скажет: «Только не поворачивай налево, ступай прямо», я гарантированно отправлюсь налево. А когда меня заботливо предостерегают, указывая, допустим, на яму, мол, аккуратней, Вилка, не упади, то не успевает говоривший захлопнуть рот, как я уже валяюсь на дне той самой ямы, проклиная собственную неосторожность и глупость.

– О боже! – взвыл Мальков и, схватив меня за шиворот, удержал на ногах.

Я чихнула. От нового заведующего отделом пиара исходил резкий запах дорогого парфюма, основной составляющей которого был, похоже, перец. Вот будет весело, если у меня сейчас начнется отек Квинке! Но, к счастью, никаких других аллергических реакций резкий аромат у меня не вызвал. В конце концов мы благополучно добрались до бывшего кабинета Федора и вошли внутрь.

С первого взгляда стало понятно: помещение поменяло хозяина. При Федоре тут царил армейский порядок и стиль хай-тек: жалюзи на окнах, мебель из гнутых трубок и белой кожи, серые полки, заставленные книгами, и непонятные фигуры, сделанные из металлических шариков. Сейчас же мне показалось, что я попала в будуар мадам Помпадур. Стекла прикрывали бархатные шторы с бахромой, диван и кресло, обтянутые гобеленом, выглядели очень уютно, книжные шкафы трансформировались в дубовые, на письменном столе высились штабеля бумаг.

– Милая Арина, – заулыбался «Винни Пух», – хотите?

Перед моим носом оказался серебряный портсигар.

– Спасибо, нет, – ответила я, – очень редко курю, только в крайнем случае.

Алик засмеялся и откинул крышку. Послышалась тихая мелодия, а внутри ларчика оказалось не курево, а сушеные яблоки.

– Сухофрукты очень полезны, – заботливо сообщил Мальков.

Я взяла один кругляшок.

– Какая у вас симпатичная… э… яблочница.

– Это подарок покойной бабушки, – сказал Мальков, – она сделала табакерку за день до смерти. С тех пор я всегда ношу ее с собой, она мой талисман, только кладу я туда яблоки. Это моя слабость, обожаю сушеные плоды. Будете смеяться, но специально шью на заказ брюки с небольшим кармашком на поясе, готовые не покупаю, а все из-за подарка бабушки. Виола, хотите стать самой яркой звездой? Можете не отвечать, конечно – «да». Деньги, слава, признание… Радостно осознавать, что цели издательства и автора совпадают. Вместе, рука об руку, мы пойдем к вершине. Я подниму вас к солнцу! Главное, слушайтесь меня и не спорьте. Итак, наша программа: рукописи сдаем вовремя. Йес?

Я кивнула.

– Не отказываемся от интервью, беседуем со всеми изданиями.

– Хорошо.

– Бежим в любой телеэфир.

– Да.

– Не лаемся с журналюгами. Я понимаю, что основная масса из них сволочи, но других борзописцев в этой стране нет.

– Вообще-то я и не ссорюсь с представителями прессы.

– Супер! Главное, никаких скандалов. Развод с мужем, внебрачный ребенок, драка с родителями – это все нонсенс, любой негатив будет играть против вас. Мы хотим сделать из Арины Виоловой любимую народом – подчеркиваю, народом! – писательницу. Следовательно, голая на столе не пляшите.

– Мне и в голову подобное не придет.

– Сотрудников ГАИ не материте, на продавцов в лавках не кидайтесь, они все куплены «желтухой».

– Я стараюсь не употреблять нецензурные выражения.

– Замечательно! Виола, извините…

– За что?

– Вынужден задать малоприятные вопросы. Не из любопытства, ради дела. Понимаете, сейчас мы начнем активную рекламную кампанию под лозунгом: «Виолова – образец нравственности, покупайте ее книги, наша писательница плохого не посоветует». Если внезапно выяснится нечто порочащее вас… Понимаете? Мы попадем в крайне неприятное положение.

– Начинайте, – кивнула я.

– Вы пьете?

– Три капли коньяка по праздникам, – усмехнулась я. – Именно три, потому что четвертая валит меня с ног. Если весишь чуть больше сорока килограммов, следует быть осторожной с алкоголем.

– Наркотики?

– В подростковом возрасте разок покурила траву, – честно призналась я. – Кайфа не поняла и более не прикасалась к дури.

– Великолепно, – потер руки Алик. – Неприятные болезни типа сифилис?

Я откинулась в кресле.

– Это не про меня.

– Чудесно. Порочащие связи? Вы не лесбиянка?

– Нет, я замужем.

– Ну, наличие супруга никому не мешает, – вздохнул Мальков.

– У нас нормальный брак. Ругаемся иногда, но ничего сверхособенного.

– Из вышесказанного я заключаю, что любовника вы не имеете? Никто не даст интервью, которое «желтуха» поместит потом под заголовком «Виолова переспала со всей Москвой»?

– Нет, – мрачно ответила я. Разговор нравился мне все меньше и меньше. Надеюсь, «мишка» не заставит сейчас меня разинуть рот и не начнет пересчитывать мои зубы?

– Трения с законом? – не успокаивался Алик. – Сидели? Привлекались?

– Из уголовников у нас лишь Лининид.

– Знаю, знаю. Наличие папы с криминальным прошлым укладывается в концепцию раскрутки. Отлично, вы обгоните Смолякову!

– Я вполне хорошо себя чувствую на своем месте, – спокойно ответила я.

Алик рассмеялся.

– Виола, звезда моя, знаете размер гонораров Милады?

– Нет, да он мне и не интересен.

– Вот тут вы не правы, – округлил и без того похожие на блюдца глаза «Винни Пух». Продолжая улыбаться, он вынул из стола бумажку. – Гляньте!

Я посмотрела на листок, увидела цифру, пересчитала нули, раз, другой, третий, потом ахнула.

– Столько денег за год!

Алик встал и снисходительно обнял меня за плечи.

– Солнышко, расчет сделан за месяц.

В комнате неожиданно исчез воздух.

– За тридцать дней? – еле-еле выдавила я из себя. – Невероятно.

– Ангел, столько зарабатывают топовые авторы.

– Почему же они постоянно жалуются на нищету?

Мальков снова сел в кресло.

– Врут и прикидываются, – хохотнул он. – И вы так делать начнете. Перспектива понятна?

Находясь под глубочайшим впечатлением от цифры, я кивнула.

– Готовы пахать?

– Да, – промямлила я.

– Тогда через неделю приступим. Я буду не я, если спустя год вы не побьете всех авторов по тиражам и славе. Но еще раз подчеркиваю: никаких скандалов. Тишь да гладь, иначе не сумею выполнить задуманное.

– Да, да, да! – словно попугай, твердила я.

– Виола, – торжественно объявил Мальков, – вы… – Тут он осекся и вдруг спросил: – Кстати, где ваш мобильный?

– На шее, – удивилась я, – вот здесь. Ой! Один шнурок остался! Ну надо же, какая незадача! Уже третий раз крепление ломается. Утром, слава богу, сотовый оторвался во дворе, потом в машине, а сейчас…

Алик схватил трубку.

– Отдел АХО? Вадим? Тревога! Только что писательница Виолова потеряла в здании издательства мобильный. Красного цвета, стальные кнопки!

Я удивилась: Мальков что, экстрасенс? Иначе откуда он так точно знает внешний вид аппарата? Впрочем, если в обязанности Алика входит изучение под микроскопом личной жизни автора, то наверняка он в курсе, какой тот предпочитает телефон.

– Найти и доставить! – железным голосом командовал пиарщик. – Вещь очень дорогая. Внимание всем постам: запретить выход из здания без осмотра! Ну-ка, дай к аппарату Сергееву! Нина, у нас остались эксклюзивные подарки? Да, да, именно. Принеси один ко мне…

Отдуваясь, Алик положил трубку.

– Сейчас проблема разрулится, – сказал он. – А впредь прошу со всеми сложностями, от личных до творческих, обращаться к папе.

– К кому? – не поняла я.

– К папе, – заулыбался Мальков. – Папа теперь для вас я, буду заботиться о вас лучше родных родителей. Главное – обойдитесь в жизни без скандалов. «Марко» в вас вложит немалые средства, и если вы неправильно себя поведете, случится беда. Вместо звездного статуса – секир-башка. Причем не только вам, всем нам тоже. Уж не подведите, звезда моя! Никаких безобразий, бежим в одной упряжке, от вас зависит благосостояние многих сотрудников «Марко». Солнышко, оставлю вас на минутку, сам сбегаю на первый этаж, погляжу телефончик около рецепшен. А вы отсюда никуда, лады?

Я кивнула, придавленная многопудовой ответственностью. Сил остановить Малькова не было, даже хорошо, что он временно оставит меня одну.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *