Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 12

Звонок раздался в девять утра.

– Алло, – простонала я, зажав нос пальцами. – Кто в такую дикую рань беспокоит?

– Хватит дрыхнуть, – просвистел мистер Икс, – вставай…

– Не могу, – проныла я.

– Не понял!

– Мне ужасно плохо! Я заболела!

– Чем? – неожиданно проявил человечность шантажист.

– Простудилась! Тело ломит! Голова раскалывается! Мне не встать! Умоляю! Пожалейте! Я ваша раба! Выполню любое задание, но послезавтра! Дайте мне два денька! Могу попасть в автомобильную катастрофу…

– Сейчас перезвоню, – после секундного колебания ответил мистер Икс и отсоединился.

Я усмехнулась. Так, первая ошибочка пакостника. Ежу понятно, он сам боится принять решение, бросился советоваться с начальством. Значит, мерзавец действует не один. Со мной работают по крайней мере двое, а если учесть наружное наблюдение, людей еще больше.

Дзынь, дзынь…

– Алло, – прохрипела я.

– Ну ладно, – рявкнул мистер Икс, – даю тебе пару суток на поправку. Из дома не высовываться! Попытаешься улизнуть – я тут же узнаю, и кирдык котенку.

– Нет, нет, – почти рыдала я, – так плохо мне еще ни разу не было. Кха, кха, кха! Можно подругу позвать?

– На черта тебе гости?

– Лекарства привезти. Умоляю! Жаропонижающие нужны…

– Ща, – нервно бормотнул мистер Икс и снова отключился.

Я, хихикая, сидела в Кристининой комнате на кровати. Ну что, ребята, состряпали сценарий, а он внезапно расстроился? План писали на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить! Болезнь Вилки – неожиданный поворот сюжета, вот мистер Икс и задергался.

Дзынь, дзынь…

– Алле! Ой, умираю! Кха! Кха! Кто там?

– Пусть подруга привезет таблетки, – приказал мистер Икс, – и вон отваливает.

– А бульон сварить? – уперлась я.

– Кому?

– Мне! Куриный супчик – наипервейшее средство от простуды! Еще помыться хочу, а то вся липкая и потная. Но одна боюсь душ принимать – ноги дрожат.

– Ладно, – нервно проговорил шантажист и бросил трубку.

Я вцепилась в телефон, начала тыкать в кнопки. Очень надеюсь, что Валя Спиркина спит сейчас в своей постели. Валька актриса, талантливая, но не особо популярная. На мой взгляд, она совсем не хуже тех, кто с упорным постоянством мелькает в телесериалах, только Спиркиной не везет.

– Ну что за дурак звонит? – сонным голосом откликнулась Валька. – На часы посмотрите! Еще куры дрыхнут!

– Валюша, помоги, – простонала я, не исключая возможности прослушивания телефона.

– Это кто? – уже иным тоном осведомилась Спиркина.

– Вилка.

– Чего случилось?

– Умираю… Заболела, а дома никого, лекарств нет, еды тоже…

– Сейчас, сейчас, – засуетилась Спиркина, – уже лечу! Ты лежи, не волнуйся!

Демонстративно держась за голову, я сходила на кухню за водой и снова улеглась в кровать Кристи. Через два часа в дверь позвонили. Согнувшись пополам, я дотащилась до входа, открыла дверь и увидела Валюху во всей красе – смоляные буйные локоны падают на плечи, лицо покрыто толстым слоем макияжа. На землю могут прилететь инопланетяне, начнется атомная война, в планету врежется астероид, но Спиркина не высунется из дома без помады на губах, накладных ресниц и парика. Да, да, шикарные локоны фальшивые, но об этом секрете знаю лишь я. У Спиркиной беда с волосами, ее голову покрывает редкий блондинистый пушок. Валя, даже ложась с любовником в постель, не снимает эрзац-прическу. Сейчас человечество придумало множество хитрых прибамбасов, позволяющих парику не падать ни при каких условиях, Валя в своих искусственных локонах запросто плавает в бассейне.

– Бедненькая! – всплеснула руками Валюшка. – Ну и угораздило тебя! Лицо страшное, глаз нет… А бледная какая! Краше в крематорий везут.

Я разозлилась на Спиркину. Конечно, по утрам я не выгляжу майской розой, но ведь и на вселенский кошмар не похожа.

– Сейчас, сейчас, – причитала Валя, таща на кухню туго набитые пакеты, – привезла тебе вкусненького – зарулила в ресторан, купила куриные котлетки, салат «Цезарь». Иди, ложись! Вот еще DVD-диски. Сплошь детективы.

– Помоги! – прошептала я. – Голова кружится!

Спиркина испуганно ойкнула и обхватила меня за талию.

Очутившись у Кристи в спальне, я моментально закрыла дверь и бодрым, но тихим голосом приказала:

– Немедленно раздевайся.

Валя вытаращила глаза.

– И снимай парик, – добавила я.

Спиркина плюхнулась в кресло, навесила на лицо самую сладкую улыбочку и замурлыкала:

– Вилочка, давай вызовем доктора? Я знакома с потрясающим дядькой – отличный психиатр!

– Я еще не сошла с ума, – понизив голос, перебила я Валю. – Слушай внимательно! Никакого гриппа у меня нет, температуры…

Спиркина затаилась в кресле. Да, она носит парик с локонами цвета ночи, но от природы Валя – пепельная блондинка. Однако, несмотря на это, моя подруга обладает умением слушать и живо схватывать суть беседы. А еще она не проявляет хамского любопытства. Если ей сказать: «Не спрашивай подробности, просто помоги, мне это очень важно», Спиркина спокойно согласится.

– Хорошо. Как станем решать проблему практически? – ожила Валя, когда я изложила просьбу.

– Очень просто. Мы с тобой похожи. Рост, фигура, да и черты лица… Снимешь парик, смоешь косметику, наденешь пижаму, голову замотаешь платком. Впрочем, Кристинина комната не просматривается, осторожность следует соблюдать, бродя по дому. На всякий случай не зажигай люстру, включай торшер или маленькие лампы. Городской телефон не бери, а по мобильному отвечай…

– Не учи ученую! – оживилась Валентина. – Классная роль! Разговаривать особо не стану, прохриплю: «Звоните через два дня, болею». Ты когда вернешься?

– Вот как раз через два дня, – усмехнулась я, – давай ключи от своей машины и квартиры.

– В сумке лежат, – деловито ответила Спиркина и начала процесс отклеивания парика.

Примерно через час я вышла из комнаты и демонстративно громко сказала:

– Спи, Вилка, не капризничай. Еды у тебя полно, лекарств два мешка, но главное сейчас – крепкий сон. Пока. Больше сидеть не могу!

Умостившись в машине Вали, я поерзала на сиденье, пытаясь подстроить его под себя. К сожалению, Спиркина носит туфли на высоченных каблуках, я же предпочитаю удобные мокасины или кроссовки. Но делать нечего, придется на ходу учиться жать на педали лодочкой.

Отъехав от родного поселка, я понеслась по Новорижскому шоссе в сторону МКАД, часто поглядывая в зеркало заднего вида. Дорога была почти пустой, основная масса людей уже сидела на рабочих местах. Тревога, ледяными пальцами сжимавшая сердце, начала таять. Ничего похожего на слежку я не заметила. Да оно и понятно: Спиркина никому не нужна, как приехала, так и уехала, во все глаза следят за Виолой Таракановой, а та мирно спит под теплым одеялом.

Когда я вошла в «Эгоп», Яна расставляла на полках большие стеклянные банки с кремом для тела. Услыхав звяканье колокольчика, она обернулась, улыбнулась мне и спросила:

– Чем могу помочь?

Я подошла вплотную к прилавку.

– Не узнаете?

– Нет, – продолжала профессионально улыбаться девушка. – Простите, вы, наверное, нечасто сюда заходите. Или попадали до сих пор не в мою смену.

– Да, повезло мне сегодня, – кивнула я. – Совсем ведь забыла, что вы работаете не каждый день, могла зря приехать.

– Желаете пену для ванны? Или шампунь?

– Яна, я Вилка! То есть писательница Арина Виолова.

Девушка сделала шаг назад и сердито сказала:

– Неправда! Я великолепно ее знаю, вы совершенно не похожи!

– И тем не менее это я, в парике и гриме.

– Да? – недоверчиво сдвинула брови Яна.

– Последний раз мы виделись с вами в ресторанчике. Столкнулись случайно, вы ждали мужа, он повар…

– Ох и ни фига себе! – подскочила продавщица. – Зачем вы так вырядились? Хотя… брюнеткой вам тоже хорошо.

– Яночка, – решила я брать быка за рога, – давайте еще раз вспомним ту бабулю, которая, назвавшись моей подругой, покупала набор косметики. Вы ничего странного не заметили?

Девушка выпятила нижнюю губу.

– Тетка как тетка, только бойкая очень. Обычно люди в пожилом возрасте более тихие, ходят медленно, а она влетела, чуть витрину не сшибла. Да, у нее платок на шее был. Слишком выпендрежный, яркий, и бабки так его не повязывают.

– Может, еще что в глаза бросилось?

Яна побарабанила пальцами по прилавку.

– Скидку она выпрашивала, но это обычное дело, товар дорогой. Люди часто о цене спорят. Только бабка на вас сослалась, остальные так не делали.

– Она была одна?

– Да.

– На улице ее никто не ждал?

– Мне отсюда не видно, – склонила голову набок Яна.

– Других покупателей в момент появления старушки не было?

– Покупателей? Нет.

– А кто был? – насторожилась я.

– Карина, наша уборщица. Она в магазине пол мыла, а потом пошла лестницу снаружи от грязи чистить.

– Можно поговорить с ней?

– Нет проблем, – ответила Яна и крикнула: – Кара! Давай сюда!

Из подсобки вынырнула маленькая худенькая девушка, на вид лет четырнадцати.

– Шо? – с легким испугом поинтересовалась она.

– Тебя сейчас спросят, отвечай честно, – приказала Яна.

Карина затряслась, как котенок, выброшенный на мороз.

– Документы у меня чистые, – забормотала она, – регистрация есть.

– Не волнуйся, я не работаю в милиции, – успокоила я девочку, – просто разыскиваю одну знакомую, она заходила сюда несколько дней назад. Милая старушка, седая, с аккуратной укладкой, купила много банок.

– Три пакета, – влезла с уточнением Яна. – Помню, еще подумала: ну как она их до метро донесет?

– Помню ее, – закивала Карина. – Пятьдесят рублей мне дала!

– За что? – удивилась Яна.

– Попросила сумки подержать, – объяснила девочка. – Я ступеньки мыла, она выходит и говорит: «Ну-ка, помоги, пока я такси ловлю». А шо, мне не трудно!

– Тетка села в такси? – уточнила я.

– Машина остановилась, и она еще с водителем поругалась.

– Из-за чего?

Карина шмыгнула носом.

– Дык из-за бабок! Шофер тормознул, дверь распахнул и спрашивает: «Куда?» А она ему: «Поселок коттеджный…». Ой, название я позабыла…

– Рокот? – предположила я.

– Точно! Он! – обрадовалась Карина. – Шоферюга дальше пытает: «И где такой?» А она: «На шоссе…» Ну… этом… как его…

– Дмитровском?

– Снова угадали! – восхитилась уборщица. – Потом они из-за цены заспорили. Водила аж пятьсот рублей заломил, а бабка не давала. Поспорили они, старуха и говорит: «Ладно, будь по-твоему. Но ты меня сначала за эти деньги в поселок свезешь, а потом за занавесками!»

– За занавесками? – недоуменно переспросила я.

– Ага, – закивала Карина. – Наверное, в магазин намылилася.

– Странно, – влезла в беседу Яна. – Чего туда-сюда кататься? Я бы сначала за драпировками подалась, а уж затем домой.

– Пакеты больно тяжелые были, – вздохнула Карина, – вот она и решила их на место отвезти.

– Дороговато, однако, по шоссе взад-вперед рассекать, – не успокаивалась Яна.

– Если денег лом, то нормально, – философски заметила Карина и выжидательно уставилась на меня.

– Спасибо, – сказала я, – очень благодарна тебе за помощь.

– Из спасибок шубу не сошьешь, – недовольно прогудел подросток, – и колбаски на него не купишь.

– Прекрати попрошайничать! – разозлилась Яна.

Я вытащила из сумки купюру и протянула девочке.

– Держи, тут хватит на булочку.

– А на кофе нет, – нагло заявила Карина.

– Брысь отсюда! – топнула ногой Яна.

Карина, пожав плечами, схватилась за веник.

– Если б не чья-то жадность, – обиженно протянула она, – то я могла бы…

– Замолчи! – вышла из себя Яна. – Вот какой народ подрос, за все им платить надо, задаром даже не чихнут!

Карина уставилась на меня, я подмигнула девочке, указав ей глазами на дверь. Поблагодарила Яну, вышла на улицу и села в машину. Через секунду в стекло постучали – Карина правильно поняла гримасы посетительницы. Я раскрыла кошелек, вынула еще одну купюру и заговорщицки поинтересовалась:

– Ну? Что еще интересное припомнилось?

Карина схватила бумажку.

– Она сказала: «Потом отвезешь в театр с занавесом».

– Точно? – нахмурилась я. – Театр с занавесом?

– Стопудово, – кивнула девочка.

– Спасибо тебе, – сказала я и поехала в сторону Дмитровского шоссе.

Интересная деталь выяснилась случайно. Старуха, покупавшая для себя набор дорогой косметики, наняла такси до Рокота. И зачем она туда спешила? Может, пенсионерка живет в загородном доме? Или она везла подарок подружке? А может, собиралась расставить продукцию «Эгоп» в ванной у Гаврилина? Яна заметила на шее у бабули яркий платочек, но такой же носила и покойная Анна Михайловна Викторова. И я теперь знаю почему – она прятала родимое пятно, отличную примету!

Не кто иной, как Викторова сгоняла в мало кому известную лавку, приобрела там набор «как у любимой писательницы» и поставила его у Игоря в ванной. Почему там? Так ведь у Анны Михайловны в доме не было ванны! Ее часть таунхауса была абсолютно не оборудована, голые бетонные стены и полы без стяжки. Может, хорошо воспитанный Гаврилин пускал старуху к себе помыться? А заодно разрешал ей пользоваться туалетом и спальней? Нет, конечно. Косметику Викторова привезла лишь с одной целью – хотела создать впечатление, будто в коттедже бывает писательница Арина Виолова!

Слава богу, по крайней мере на один вопрос я уже получила ответ, а то уж была готова поверить, что у меня раздвоение личности.

Притормозив у распахнутых настежь ворот поселка, я начала методично нажимать на гудок. Но охранники не спешили на зов. Прошло не меньше десяти минут, пока из расположенной в отдалении бытовки высунулось курносое лицо.

– Чего надо? – зевая, спросил секьюрити.

– Тут есть комендант?

– Я за него.

– Можете дом показать?

Охранник чихнул и с изумлением переспросил:

– Дом?

– Ну да, коттедж. Я хочу приобрести загородное жилье.

Дверь бытовки закрылась, но тут же вновь распахнулась, и из нее вылез наружу чудовищно толстый мужик в зеленой камуфляжной форме.

– Эта вы хочете поглядеть? – басом осведомился он.

– Да, покажите мне таунхаус, – кивнула я, – желательно подальше от центрального входа, поближе к лесу. Кстати, меня зовут Валя.

– Пошли, – согласился дядька и тоже представился: – Я Сергей Петрович, старший по смене.

Мы двинулись по бетонным плитам в сторону елового массива.

Дойдя до последней линии домов, Сергей Петрович хмуро предложил:

– Выбирай любой.

– Они не проданы?

– Не-а.

– Вон в тот можно войти?

Сергей Петрович замялся.

– Ну… в принципе…

– Там занято? – спросила я.

– Нет.

– Тогда в чем дело?

– Слушай, Валя, – неожиданно заявил старший по смене, – ты сама по себе живешь или с мужиком?

– Хотите позвать меня в кино? – улыбнулась я.

– Стар я уже для таких штук, – мрачно ответил Сергей Петрович, – внуками обзавелся. По другой причине спрашиваю. Сама зарабатываешь или кто денег отсыпает?

– Я ни от кого не завишу, – серьезно ответила я.

– Тогда беги отсюдова, – скривился Сергей Петрович. – Что за идиот посоветовал тебе в Рокот ехать?

– Риелтор, – захлопала я глазами.

– Ну е мое! – возмутился сопровождающий. – Дурят народ, разводят, словно кроликов! Оглянись по сторонам – дома пустые стоят, все. Рокот по судам таскают, ихние хозяева поселок незаконно построили, правов не имеют. Небось снесут домишки. Кладбище тут, а не поселок. А ты – «коттедж хочу купить…» Уноси ноги!

– Спасибо! – с жаром воскликнула я. – Только, кажется, вы ошибаетесь.

Сергей Петрович опустил уголки рта.

– Вон там, похоже, люди обитают, – сказала я, тыча пальцем в дом Гаврилина, – занавески висят и цветы на подоконнике.

– Нет, – усмехнулся мужчина, – его сняли на время.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *