Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 16

Однажды вечером Галя задержалась в театре. Сначала она переодевалась, потом вдруг позвонила подруга, с которой давно не встречались, девушки проболтали почти час. В общем, когда Потапова вышла в коридор, там уже горели лишь тусклые аварийные лампы, все актеры, гримеры, костюмеры, рабочие разбежались по домам.

Галя потащилась к выходу, от усталости еле-еле переставляя ноги. Больше всего ей хотелось мгновенно оказаться дома, но еще предстояло ехать через весь город. Радовало лишь одно соображение: сейчас на шоссе не будет пробок.

Внезапно до слуха Потаповой долетели горькие рыдания, они неслись из комнаты, которую делили Лена Напалкова и Ада Марковна. Галя ни секунды не сомневалась, что плачет старуха. Ада Марковна слишком впечатлительна и обидчива. В принципе, к старейшему члену труппы более молодые коллеги относились терпимо, в лицо гадостей не говорили, но старожил театра «Занавес» могла заплакать от косого взгляда или резкой реплики, адресованной даже не ей, а другому человеку.

Галя решила заглянуть в гримерку и успокоить старуху. Дверь она распахнула без стука и с порога завела:

– Ада Марковна! Не стоит…

Сидевшая у зеркала актриса повернула голову.

– Лена! – ахнула Потапова. – Это ты рыдаешь?

– Нет, – судорожно сжимая салфетку, ответила Напалкова, – я роль учу.

Но Галя не поверила коллеге. Она села на диванчик и предложила:

– Расскажи, что случилось. Может, я помогу?

– Святая дева и та не в силах мне помочь! – воскликнула Лена.

Напалкова не была верующей, просто ей сейчас на память пришла подходящая реплика из какой-то роли.

Галя усмехнулась.

– Я не болтлива, вдруг дам хороший совет. Одна голова хорошо, а две лучше.

– Если же возникнет третья, – с мрачной улыбкой процитировала Лена опять из какой-то роли, – то это смотрится уже некрасиво.

Галя засмеялась и отметила:

– Видишь, тебе уже легче от одного моего присутствия.

Внезапно Напалкова резко вскинула голову.

– Ты ведь москвичка?

– Да, – слегка удивилась Потапова.

– Хорошо живешь?

– Материально?

– Квартиру имеешь?

– У нас с мамой двушка, – уточнила Галя, – в одной комнате она, в другой я. Не отказались бы от гостиной с камином, но если вспомнить, что Надя Макарова в коммуналке мучается, так нам с матерью еще повезло.

– И Макарова москвичка, – протянула Лена, – коренная. Я, вообще-то, тоже родилась в столице, в роддоме у Белорусского вокзала…

– Ты это к чему? – попыталась разобраться в ситуации Потапова.

– Родителей я не помню, – бормотала Лена, вдруг пустившись в откровения, – мы с бабушкой жили в однушке на краю света. Вернее, в детстве казалось, что я в богом забытом месте прозябаю, а сейчас это вполне приличный район, даже метро есть. Но вот сама квартира… На первом этаже, кухня четыре метра, рядом вход в подъезд, вечно дети шумят, машины прямо под окнами паркуются. Придешь ночью после спектакля, в два спать ляжешь, а в семь соседям на работу выезжать, ну и начинается! Сначала собак выведут, те лай поднимают. Потом автомобили прогревают – моторы ревут, двери хлопают. Здорово?

– Можно объявление в подъезде повесить с просьбой не шуметь. Или в домоуправление обратиться, – предложила Галя. – У нас тоже такая проблема была, поставили столбики вдоль тротуара, теперь автовладельцы не могут вплотную к зданию парковаться.

Лена вытерла лицо салфеткой.

– Я по-другому поступила. Свой чулан сдала очень удачно – двум девчонкам из провинции, себе сняла в центре двушку. И снова мне повезло: старуха-хозяйка попалась чудаковатая, театралка. Много денег не брала, ей главное бесплатные билеты и приглашения на ВИП-тусовки. Понимаешь?

Галя кивнула.

– Контрамарки я ей обеспечивала, – продолжала Лена, – пригласительные Ларка давала, Иосифу мешки присылают.

– Удобно, – согласилась Галя.

– Ага, – расстроенно протянула Лена. – Только бабка месяц тому назад умерла, и пришлось мне назад в трущобу катить. Ну скажи, разве честно, что коренные москвичи чуть ли не на помойках живут, а приезжие, вроде нашей Мухоротовой, в шикарные дома селятся?

– У Мухоротовой муж богатый, – с легкой завистью заметила Потапова, – у нее не только апартаменты шикарные, но и машина с шофером, и брюлики, и шубы как носки меняются. Только и москвичи обеспеченные есть! Не переживай, еще попадется и тебе хороший вариант.

Из глаз Лены вновь покатились слезы.

– Ага! Меня Гарик бросил! Узнал и удрал! Конечно, отец его постарался! Но разве мне от этого легче?

– Какой Гарик? – удивилась Галя.

И тут Лену прорвало. Нервно раздирая на мелкие кусочки салфетку, она вывалила все о своих неприятностях.

Шесть месяцев назад Лене довелось заменить в спектаклях Потапову – Галя в очередной раз отправилась на съемки сериала. Напалкова не возражала, ей нравилось ощущать себя звездой «Занавеса», пусть временно, но все равно приятно.

После одного из представлений в гримерку Лены доставили огромный букет с карточкой, на которой было написано: «Самой прекрасной». На следующий день принесли новую клумбу с бумажкой в ней: «Самой красивой». Цветы сыпались словно из рога изобилия. А чего стоили подписи: «Самой талантливой», «Самой шикарной», «Самой лучшей»… Таинственный фанат не обладал креативным мышлением, зато у него явно имелся весьма толстый кошелек. По приблизительным подсчетам Лены, букеты, доставлявшиеся ей после спектаклей, стоили не меньше двухсот долларов каждый.

Напалкова терялась в догадках, кто же их присылает. В конце концов, после трех недель «озеленения», таинственный садовник объявился. Он пришел после спектакля «Чужое счастье», лично вручил ей очередные розы и, потупившись, спросил:

– Я вам не надоел?

Вот так начался их сумасшедший роман. Гарик Ребров, так назвался поклонник, был хорошо обеспечен, имел бизнес, успешно руководил фирмой. Жил он один, в загородном коттедже, ездил на новенькой иномарке, шикарно одевался. Единственным темным пятном в биографии столь привлекательного жениха был его отец, совершенно отвратительный старикашка по имени Александр Григорьевич.

Дедок сидел дома, в силу возраста он давно ушел на пенсию. Чтобы не загнуться от скуки, старик разводил аквариумных рыбок и не упускал случая похвастаться перед гостями своими питомцами. Не избежала в первый свой приход подобной участи и Лена.

Александр Григорьевич затащил приятельницу сына в просторное помещение, заставленное стеклянными ящиками, и начал лекцию:

– Здесь вуалехвосты. Красивые?

– Невероятно, – вежливо ответила Напалкова и чихнула.

Дедок, сыпавший в воду корм из банки, напрягся.

– Больная? – с подозрением поинтересовался он.

– Нет, нет, – заулыбалась Лена и вновь не сдержала звонкое «апчхи».

– Хватит тут заразу сеять! – занервничал Александр Григорьевич и повернулся к сыну: – Зачем сопливую притащил? Мои рыбки могут захворать.

Гарик замялся. Он не стал спорить с отцом, то ли понимая бесполезность этого, то ли не желал ссориться.

– Принесла в дом грипп! – злился старикашка. – Так воспитанные люди не поступают!

И тут Лена совершила роковую ошибку.

– Не волнуйтесь, – вежливо ответила она брюзге, – никаких бацилл и в помине нет, я чихаю из-за рыбного корма.

Александр Григорьевич отшатнулся от нее.

– Что?

– У меня аллергия на сушеных рачков, – еще шире заулыбалась Напалкова. – Сейчас выйду отсюда, и насморк испарится без следа.

Старик со стуком поставил пластиковую банку на полку, повернулся и молча пошел к двери. Лена, слегка обескураженная необычной реакцией, усугубила положение.

– Александр Григорьевич, – добавила она, – вы не беспокойтесь. В следующий раз перед приездом к Гарику я непременно приму таблетки.

– Следующего раза не будет! – злобно ответил папенька. – Вон отсюда немедленно! Гарик, ты меня слышал?

– Папа, – замямлил сын, – ты сегодня раздражен.

– Вон! – затопал ногами в войлочных чувяках пенсионер.

– Папа, – начал было возражать Гарик, – Лена не хотела никого обидеть, она обожает рыбок…

– Актриса! – фыркнул старикашка. – Прикидывается! У хорошего человека аллергии на корм нет!

Дверь хлопнула о косяк, папенька удалился. В помещении повисла тишина, прерываемая мирным журчанием фонтанчиков в аквариумах.

– Это я виноват! – воскликнул Гарик. – Забыл тебя предупредить: ни слова негатива о рыбах!

– Но ничего плохого я не сказала, – начала оправдываться Напалкова, – лишь про собственную аллергию упоминула.

– Папе это показалось обидным.

– Что?

– Ну… корм… вроде он плохой, раз ты от него чихать начала.

Напалкова раскрыла рот, потом, придя в себя, поинтересовалась:

– Твой отец псих?

– Нет, – абсолютно серьезно ответил Гарик, – просто очень пожилой и больной человек. Знаешь, когда умерла мама, папа больше не женился, растил и воспитывал меня один. Ни одной женщины около него я никогда не видел! Он в меня душу вложил, пожертвовал семейным счастьем. Теперь пришло время мне платить по долгам. Слава богу, я хорошо зарабатываю и способен баловать отца. Я вырос, более в опеке его не нуждаюсь, рыбки ему вместо детей.

– Ясненько, – протянула Лена, – внуки родятся, отличный дедушка получится.

– Поехали, – нервно воскликнул Гарик.

– Куда? – удивилась Напалкова.

– Отвезу тебя домой.

– Но мы даже чаю не попили! – изумилась Напалкова. – Ты же звал меня на целый день.

– Папа невероятно расстроен, ничего хорошего не получится, – сухо сказал Гарик, – отложим посиделки до лучших времен.

Не успела Напалкова моргнуть, как Ребров схватил ее за руку и потащил к «Мерседесу». Через четверть часа Гарик притормозил у метро и заявил:

– Извини, придется тебе сесть в подземку или взять такси. Я поспешу к отцу, наверное, ему совсем плохо.

После этого заявления Гарик вытолкал любимую на тротуар, затем, забыв с ней попрощаться и нарушив правила, развернулся посреди проспекта, пересек две сплошные белые линии и улетел в сторону МКАДа.

Проделай с Напалковой подобную шутку кто-нибудь другой, Лена более не захотела бы общаться с человеком, способным вести себя столь беспардонным образом. Но в случае с Ребровым общие правила не работали. Во-первых, Гарик был симпатичен внешне. Во-вторых, богат. До своего приезда в дом любовника Леночка понимала, что Ребров обеспечен, но когда она увидела здоровенное здание – под медной крышей, со стенами, облицованными мрамором, – когда походила по шикарно обставленным комнатам, полюбовалась на хрустальные люстры, ковры, картины, костяной фарфор, когда прикинула, сколько может стоить этот особняк, расположенный на участке размером с гектар, когда посчитала прислугу, тенями скользящую по бесконечным коридорам, холлам и залам, то поняла: вот он, шанс! Такой судьба посылает раз в жизни, и ни в коем случае нельзя его упустить из-за мерзопакостных рыбок. Александр Григорьевич стар и немощен, жить ему осталось недолго, если Лена стиснет зубы, не станет показывать характер, а окружит старикашку любовью и заботой, то останется в выигрыше. Гарик похоронит папеньку, порыдает на могилке, поставит роскошный памятник и женится на Лене. Напалкова высидит свое счастье, главное сейчас – не взбрыкнуть. Актриса начала действовать. Теперь она ежедневно говорила любимому:

– Передай привет Александру Григорьевичу.

– Обязательно, – кивал Гарик, но ни разу он не ответил: «И тебе от него привет».

Решив действовать более настойчиво, Лена принялась делать мерзкому старикашке подарки. Напалкова излазила весь Интернет, изучила ассортимент товаров для аквариумистов и начала покупать совсем не дешевые прибамбасы: то замки для украшения подводного царства, то мостики, то некую супер-пупер-лампу, якобы убивающую в воде микробов, то невероятной красоты ракушки.

Гарик брал подарки, но никогда не передавал «спасибо» от отца.

Один раз Лена не выдержала и спросила:

– Ты передаешь Александру Григорьевичу приветы?

– Конечно, – заверил любимый.

– Они ему нравятся?

– Ну… да… – после легкого колебания ответил Гарик.

Лена мысленно выругалась и возненавидела его папеньку еще больше.

Затем Галя вернулась со съемок сериала, и Напалкова вновь начала исполнять свои роли.

– У тебя пошатнулась карьера? – поинтересовался спустя некоторое время Ребров. – Ты больше не звезда?

– Все нормально, – ответила Лена.

– Но теперь ты на вторых ролях, – обиженно заметил Гарик, – некая Потапова у вас прима.

– Я ее заменяла, – нехотя призналась Напалкова и объяснила любимому профессиональные нюансы.

– Вот оно как! – закивал Ребров.

Спустя пару дней умерла старушка, сдававшая квартиру, объявилась ее внучка, велела освободить двушку, и Лена обратилась к Гарику за помощью:

– Не мог бы ты одолжить мне на короткий срок джип с шофером?

– Он твой, – галантно ответил кавалер. – Завтра с утра устроит? Но зачем тебе понадобилась машина?

– Я переезжаю, – расстроенно пояснила Лена. – Вот уж повезло!

– Купила новую квартиру? – предположил Гарик. – Поздравляю!

Напалкова рассмеялась и рассказала ему про чехарду с жильем. Ребров нахмурился, а потом быстро свернул разговор, сославшись на дела.

Назавтра Лена не дождалась машины. Она просидела дома целый день, а в районе шести отважилась побеспокоить Реброва. Гарик мобильный не брал, дома к телефону подошел дед.

– Здравствуйте, Александр Григорьевич, – заюлила Лена. – Как ваше здоровье? Как прекрасные рыбки?

– Это кто? – гаркнул старик.

– Лена Напалкова.

– Не знаю такую!

– Я подруга Гарика, – залепетала актриса. – Не подскажете, где он?

– Ты дрянь подзаборная, а не подруга моего сына! – гаркнул милый дедуся. – И не смей сюда трезвонить!

Ошарашенная Лена уставилась на трубку. Только воспоминание о богатстве Реброва удержало ее от повторного звонка гнусному деду и выдачи ему полного набора заслуженных «комплиментов».

Гарик соединился с любимой после полуночи.

– Что ты хотела? – сухо поинтересовался он.

– Милый, ты забыл про машину… – нежно заговорила Лена.

– Нет, – холодно прервал любовницу Ребров, – просто я не прислал ее.

– Почему?

– Забудь мой номер телефона.

– Что случилось?

– Никогда не беспокой папу.

– Больше никогда в жизни! – чуть не заплакала Лена. – Я очень испугалась – автомобиль не приехал, сотовый молчит, вдруг с тобой беда случилась!

– Прощай, Лена.

– Что? Почему? – принялась задавать бестолковые вопросы актриса. – Не бросай трубку!

– Ладно, – неожиданно сказал Гарик. – А ты прилипчивая, просто так не отклеишься. Объясню, хотя не имею ни малейшего желания общаться с вруньей.

– Я никогда не лгала тебе! – зарыдала Лена. – Меня оклеветали. Кругом море завистников. Они желчью исходили, глядя на нашу любовь.

– Заткнись! – рявкнул Гарик. – Кругом вранье. Сначала представилась примой театра, исполняла главные роли. Я начал ухаживать за звездой, а получилось – за вторым составом.

– Милый, ты сам посчитал меня ведущей актрисой, – захлопала глазами Лена.

– Ты должна была при первой встрече сказать: «Подменяю подлинную звезду, временно играю первые роли». А ты разрешила мне обманываться. Принимала шикарные букеты и не хилые подарки. Разве статисткам такое дарят? Не их это размерчик! – гневно воскликнул Гарик.

Напалкова лишилась дара речи. Более абсурдных обвинений она за всю жизнь не слышала.

– Молчишь? – завизжал Ребров. – Слов нет? Не придумала, как сбрехать?

– У меня карьера впереди, – дрожащим голосом произнесла Лена, – я еще стану известнее многих!

– Но пока и намека на успех нет, – не унимался Гарик, – а мне западло встречаться с помоечной кошкой. Господи, я тебя по тусовкам водил, хвастался тобой, звездой называл! Какой позор! Стал посмешищем! Народ ржет за спиной: «Вон Ребров с шестым составом под ручку рассекает». В какое положение ты меня поставила? А квартира… Еще брехалово, натуральный плевок. Как я был наивен, глуп, обманут! У звезды апартаменты в заднице! Оборванные стены! Прав папа, он первым неладное учуял, сразу сказал: «Сынок, брось эту мамзель, у нее ни фига нет, хочет тобой попользоваться, пошли ее подальше…»

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *