Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 18

Ночевать мне пришлось у Валентины. Не знаю, как другие люди, а я очень плохо сплю в незнакомом месте. Любая кровать, кроме той, к которой я привыкла, кажется мне жесткой или, наоборот, излишне мягкой; подушка комкастой, одеяло тощим.

Стащив с головы основательно надоевший за день парик, я с наслаждением вымылась под душем, пошла на кухню, открыла холодильник и обнаружила там девственную чистоту, только на средней полке тихо умирал пучок базилика. Выходить на улицу, чтобы купить еды, не было сил, к тому же опять пришлось бы натягивать парик и наносить косметику. Я порылась в шкафчиках и обнаружила там пачку печенья, чай и огромное количество сухих приправ. Оставалось лишь удивляться, из каких соображений Валентина сделала запас базилика и иже с ним, но при этом не озаботилась покупкой мяса или птицы. Может, подруга любит поглощать бисквиты, посыпав их смесью для рыбного супа?

Заварив чай, я умостилась на кухонном диванчике, подсунула под спину подушку, вытянула ноги и попыталась проанализировать полученные сведения.

Анна Михайловна Викторова на самом деле актриса театра «Занавес» Лена Напалкова, талантливая, но неудачливая девушка. До сих пор Лене не везло, ей доставались вторые роли, хотя, подменяя Галю Потапову, она доказала, что вполне способна быть примой. Судьба не слишком благоволила к Напалковой, ей, правда, небеса послали богатого кавалера Гарика Реброва. Но довольно быстро выяснилось: «Думала, в любви джекпот, оказалось – идиот». [5] Не слишком оригинальная ситуация. Не удивляет и желание Напалковой использовать свою беременность для шантажа любовника. Сколько женщин обрело статус жены по залету? Какое количество девушек заставило кавалеров оплачивать счет за аборт плюс получило некую сумму в качестве компенсации за душевный и телесный дискомфорт? Много, и не сосчитать.

Есть у меня одна знакомая, Леля Андреева. Как только она понимает, что отношения зашли в тупик и следующим этапом будет разрыв, она незамедлительно ложится в гинекологическую клинику. Ну и представьте теперь ужас партнера (а Леля подбирает себе очень положительных мужиков), когда ему из клиники сообщают: «Ольга Андреева доставлена в палату реанимации с улицы. У нее внематочная беременность, ей сделана операция. Приезжать не надо, посторонних не пускаем».

У Лельки есть сестра, Катька, та служит в гинекологии, она и звонит мужикам с рабочего телефона. Начнут проверять номер и удостоверятся: точно, больница. Только до сих пор никто из любовников Андреевой не усомнился в правдивости сообщения.

Когда Леля «выходит» из госпиталя, ей моментально предлагают приличную сумму для оплаты операции и лечения, делают подарки. А хитрая Андреева изображает смущение, лепечет: «Милый, я сама не знала о беременности. Извини, беда случилась!»

На моей памяти Леля проделала подобный фокус трижды и не попалась. Но ей просто нужны деньги, а у Лены Напалковой была более высокая ставка – замужество.

Уж не знаю, чем она могла шантажировать Реброва, с какой стати неженатый кавалер испугается известия о беременности? Но актриса на данном поприще почти достигла успеха. Правда, похоже, Гарик не желал вести мать будущего младенца под венец, но он устроил ее в некий проект, суливший славу, и пообещал немалую сумму денег. Скорей всего, Лена продала жизнь нерожденного ребенка за карьеру.

Вроде пока все логично, но вот дальше начинается чепуха. Если все происходящее в Рокоте киносъемка, то при чем здесь я? По какой причине в таунхаусе убитого Гаврилина обнаружились вещи Виолы Таракановой, то бишь Арины Виоловой? Зачем «Викторова» ездила за косметикой в лавку «Эгоп»? Что за бред? Куча вопросов, на которые нет ответа, и главный из них: кому принадлежит голос? Кто звонит мне, пытается запугать, сделать меня рабой? Почему именно я стала пешкой в чужой игре? Какую цель преследует мистер Икс?

Есть еще пара соображений. Получается, что смерть «Викторовой» (то бишь актрисы, исполнявшей эту роль) была выгодна только мне. Ну посудите сами! «Анна Михайловна» рассказала, что видела, как Гаврилин приезжал с молодой женщиной, слышала скандал, видела, как гостья соседа в полувменяемом состоянии сбежала из таунхауса в ночь убийства. В конце концов она узнала, что «Лена Петрова» на самом деле писательница Арина Виолова, решила шантажировать литераторшу, а та, не церемонясь, пристрелила ее. Ибо всем известно – вымогателя нельзя «накормить», его проще убрать.

Прочти моя редактор Олеся Константиновна книгу с подобным сюжетом, мигом бы сказала: «Виола Ленинидовна, сюжет банален, вы слепили рукопись тяп-ляп. Читателя надо удивлять, поработайте над текстом».

Но в жизни чаще всего разыгрываются банальные сюжеты. Я стояла в прихожей с пистолетом в руке. Откуда он взялся? Не помню! На секунду погас свет, раздался выстрел, потом электричество вспыхнуло вновь. В доме не было никого. Только «Анна Михайловна» и я… с пистолетом! Да, она обозлила меня, вела себя очень агрессивно. Но я ведь не решаю свои проблемы выстрелами! У меня нет оружия! Однако поди докажи это следователю и судье! В пустом доме обнаружен труп, рядом с ним находилась женщина с пистолетом, на котором отпечатки ее пальцев. И, между прочим, сейчас пистолет спрятан в моем доме!

Я потрясла головой. Спокойно, Вилка. Если начнешь метаться, добра не получится. Нужно отвечать на вопросы в порядке их поступления. Я уже узнала много интересного, в частности то, что «Викторова» лишь прикидывалась соседкой убитого Гаврилина и старухой. На самом деле она молодая актриса, а в таунхаусе невозможно жить, там отделана лишь прихожая.

Едем дальше. Примем на веру слова Напалковой о том, что ее позвали для участия в некоем проекте. Кто устроил туда Лену? Ясно как день – Гарик Ребров. Следовательно, он в курсе, что за спектакль разыгрывался в Рокоте, и теперь дело за малым: найти бизнесмена и попытаться вытряхнуть из него сведения. Только что я знаю о нем? Гарик – это, скорей всего, производное от имени Игорь. Насколько я помню, его папашу, любителя аквариумных рыбок, зовут Александр Григорьевич, значит, полное имя сыночка Игорь Александрович Ребров. Пока негусто, но с этими сведениями уже можно работать.

Теперь рекламное агентство «Панда». Мистер Икс звонил с рецепшен, это он, больше просто некому, соединялся с театром «Занавес», в котором работала Лена Напалкова. Еще Ада Марковна в момент внезапного обострения слуха обратила внимание на фразу соседки по гримерке, Лена сказала нечто вроде: «Хочу посмотреть на панду». Наивная старуха решила, будто Напалкова собралась в зоопарк, полюбоваться на очаровательного бамбукового мишку, но, думается, актриса имела в виду рекламное агентство.

Интересный узел завязывается!

Ну-ка, пойду включу компьютер Валентины, надеюсь, он не имеет пароля на доступ. Я не слишком умелый пользователь, но Кристина научила меня некоторым простым приемам, вот их-то сейчас я и применю на практике.

Валя, похоже, не держала в компе никаких секретов, я легко попала на главную страницу и влезла в поисковую систему. Итак, панда…

Экран моргнул и выдал: «Панда, или бамбуковый медведь».

Я вздохнула и изменила направление поиска, напечатала: «Фирма «Панда». На мониторе возникли черные строчки. «Панда» – оборудование для складских помещений. «Панда» – торговля товарами для инвалидов. «Панда» – рекламное агентство.

Я начала грызть найденную на столе ручку. Навряд ли Лене Напалковой понадобились стеллажи или электрокары, тем паче протез или коляска. Из короткого списка ей подходило лишь рекламное агентство.

Теперь займемся Ребровым. Почти на сто процентов я уверена, что у Вали имеются пиратские диски со всякими базами, они сейчас есть почти у каждого обладателя компьютера. Это очень удобно: если хочешь отыскать какого-то человека, требуется лишь сделать пару кликов. Вот, точно! «База ГИБДД». Набираем – Игорь Александрович Ребров. Ничего. Не может быть, чтобы у успешного бизнесмена не было автомобиля! Попробуем еще раз, только слегка видоизменим запрос. Александр Григорьевич Ребров. О, да у дедушки целый автопарк! Новенький «Лексус», нестарый еще «БМВ» и неизвестно как затесавшиеся в пафосную компанию «Жигули» четвертой модели. И адрес указан, и телефон. Правда, получается, что Ребров живет не в загородном поселке, а в Москве, на улице Исаковского. Ну-ка, попытаем счастья…

Ощущая подлинный охотничий азарт, я потыкала пальцем в кнопки своего нового телефона и услышала тихий женский голос:

– Слушаю!

– Позовите Александра Григорьевича.

– Кого?

– Господина Реброва.

– Он здесь не живет, – категорично ответила дама.

– Не подскажете его координаты?

– Кто вы такая?

– Племянница Александра Григорьевича.

– И не знаете адреса дяди? – усмехнулась собеседница.

– Я приехала издалека, – начала я врать, – у мамы только этот номер в книжке, она с братом редко общается, звонить дорого, пенсия не позволяет. Но любую возможность передать ему привет использует. Меня в командировку послали, я привезла Александру Григорьевичу икры и рыбы. Если знаете, как с ним соединиться, подскажите, а то продукты пропадут.

– Господин Ребров сдал нам квартиру, а сам отправился жить к сыну.

– К Гарику? – не упустила я момента продемонстрировать знание членов семьи Реброва.

– Да, – потеплел голос, – к Игорю Александровичу. Вы с ним знакомы?

– Конечно! Он же мой двоюродный брат!

– Домашнего телефона они мне не сообщили.

– Вот досада!

– Но я знаю рабочий Игоря.

– Скажите, пожалуйста!

– Записывайте, – согласилась женщина, – сейчас найду, он в книжке записан.

Получив желаемый набор цифр, я не утерпела и тут же начала терзать трубку. Сначала раздались длинные гудки, потом щелчок – и безукоризненно вежливый голос произнес:

– Вы позвонили в издательский дом «Элефант». [6] Сейчас мы не можем ответить на ваш звонок, оставьте сообщение после гудка.

Я выронила трубку. «Элефант»! Злейший конкурент «Марко»! На книгоиздательском поле идет жестокая борьба за авторов, мне следует соблюдать крайнюю осторожность, иначе я влипну в еще большие неприятности. Кстати, а я ведь знакома с Ребровым! Случилась наша встреча во время открытия крупного магазина в спальном районе Москвы. Меня позвали туда в качестве автора детективов. Память услужливо развернула перед глазами картинку из прошлого.

Просторный торговый зал уставлен стеллажами с книгами, но в центре их нет, там тянется длинный стол с угощением и выпивкой. Шумная толпа перемещается по помещению, простых покупателей среди посетителей сегодня не встретить, сплошь журналисты, издатели книг, торговцы и писатели. Открытие нового магазина – знаковое событие, поэтому сюда прибыли звезды, включая Смолякову, Бустинову и редко выходящего в народ Макунина.

Борзописцы, щелкая камерами и диктофонами, ринулись к топовым авторам, меня никто не тревожил. На несколько мгновений мне стало обидно, но потом я подумала, что в любом неприятном событии имеется немалая доля положительных моментов. Сейчас звезды раздадут интервью, а через пару дней с изумлением прочитают на страницах слова, которые никогда не произносили вслух. Я же спокойно слопаю вон те пирожные, выпью чайку, а потом полазаю по полкам, приобрету новинки – сегодня, в честь открытия, все продается по оптовым ценам.

– Грустите? – спросил вдруг симпатичный мужчина с тарелкой мясной нарезки в руках. – Не переживайте, ваша слава впереди. Хотите колбаски? Вроде вон та ничего!

– Спасибо, – вежливо ответила я.

– Спасибо «да» или спасибо «нет»?

– Я больше люблю рыбу.

– Видел на блюде форель. Принести?

Я глубоко вздохнула. Похоже, незнакомец решил поухаживать за малоизвестной писательницей.

– Все, отстал, – засмеялся собеседник, – вижу, надоел вам до зубной боли.

Я решила показать хорошие манеры:

– Вовсе нет, просто здесь очень душно.

– А я уж подумал, что «марковцы» провели инструктаж, – развеселился мужчина, – велели не беседовать со всякими там «элефантами». Разрешите представиться, Игорь.

– Виола, – ответила я.

– Она же Арина Виолова, – уточнил Игорь.

– Вы знакомы с моими книгами? – пришла я в восторг и тут же разозлилась на себя. Ну сколько можно испытывать комплекс дворняжки? Раз детективы печатают, значит, кто-то их читает!

– Конечно, – удивился Игорь. – Предлагаю выпить за ваш успех. Сейчас вы у подножия, но к горе уже приставлена лестница, скоро вскарабкаетесь на вершину.

– Вы уверены?

– Вне всяких сомнений, вы еще потесните Смолякову.

– Не хочу никого теснить, Милада замечательная писательница.

Игорь протянул мне бокал.

– Держите. Приятно встретить литератора, не льющего грязь на коллегу. Редкое явление в среде писателей. Ну, на брудершафт!

Не успела я моргнуть, как Игорь взял меня под руку, пришлось пить вино на брудершафт.

– А поцеловать? – засмеялся собеседник.

– Виола Ленинидовна! – рявкнул злой голос. – Здравствуйте вам!

Сквозь толпу ко мне спешил Федор, тогда еще заведовавший отделом пиара и рекламы.

– Какие люди! – восхитился Игорь. – Добрый день! Надеюсь, дела идут прекрасно?

– Великолепно, – еле сдерживая гнев, ответил Федор, – «Марко» цветет!

– Я рад. Хм, сначала цветики, затем ягодки, следом гнилые огрызочки, – с ядовитой улыбкой заявил Игорь и, помахав мне рукой, скрылся в толпе.

– Киса моя! – зашипел пиарщик. – Какого хрена ты на глазах у всех лижешься с «Элефантом»? Ума лишилась? Завтра сплетни поползут: Арина Виолова замыслила побег!

– Откуда? – растерялась я.

– Из «Марко», – рявкнул Федор. – Погоди, ты что, не в курсе, с кем ручкалась?

– С Игорем, – ответила я. – Он так представился.

Федор закатил глаза.

– Глупее тебя лишь табуретка. Хотя чего я хочу от бабы, чей ай-кью ниже, чем у енота! Игорь Александрович Ребров, вот полное имечко подцепленного малоразборчивой в связях писательницей кавалера! Ферштейн?

– Найн, – вздохнула я.

– Хозяин издательства «Элефант». Он уже переманил у нас Перепелкину.

– Кто она такая? – растерялась я, кожей ощущая волну раздражения, исходящую от пиарщика.

– Сейчас пустышка, исчезла с рынка. Когда работала с «Марко» стабильно печаталась, имела читателя, а переметнулась в «Элефант» – и пропала. Вспоминай судьбу Перепелкиной и держись подальше от Игоря, – велел Федор. – Хорошо хоть я быстро заметил твои шашни и вовремя подоспел, пока журналюги Бустинову терзают…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *