Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 21

– Вы к кому? – сурово поинтересовался охранник, когда я переступила порог служебного хода.

– Здрасте, Михаил Степанович, – бойко ответила я. – Ада Марковна тут?

– Здеся, – машинально ответил дедок. – Как всегда, в полдень притопала, не сидится ей дома.

– В гримерке она?

– Наверное, – кашлянул старик, – мне отсюда не видно, кто чем занимается. Эй, а ты кто?

– Не узнали?

– Нет.

– Значит, я здорово загримировалась!

– Погоди, погоди, – забубнил пенсионер, оглядывая меня с головы до ног, – ща догадаюсь. По росту, как Потапова, но у той голос басом… Волосы Ани Ковригиной…

– Это парик!

– Эх, итить твою! Натурно глядится! О, ты Рита Шаповалова! Узнал?

– Верно, – закивала я, – только никому не рассказывайте, хочу наших разыграть.

– Ну шутница! – затряс головой Михаил Степанович. – Да только всех обманешь, а меня не получится. Хоть глаз уже не тот, да соображенье имею – по сумке узнал. Только у тебя такая торба.

– Вы удивительно догадливы, – похвалила я горе-охранника и шмыгнула в коридор.

На дверях гримерных висели таблички, я нашла ту, где красовались две строчки «Е.Напалкова, А.Федулова» и постучала в филенку. Ответа не последовало. Я еще раз постучала и в конце концов просто пнула дверь.

Ада Марковна сидела у зеркала, спиной к входу. Пожилая дама прилаживала парик, большой, с седыми буклями. На вешалке, стоявшей между двумя большими окнами, висело пышное платье. Очевидно, вечером предполагался исторический спектакль.

– Как хороши, как свежи были розы в моем саду… – мурлыкала Ада Марковна.

– Здравствуйте, – достаточно громко сказала я.

– Как я просил осенние морозы… – пела ничего не слышавшая старуха.

– Добрый день!

– Не трогать их роскошную красу…

– Мое почтение!!! – заорала я изо всех сил.

Бабка уронила фальшивые локоны и повернулась.

– Ленусечка! Ты уже пришла!

– Я не Лена.

– Чудесно выглядишь.

– Меня зовут… э… Ира!

– Покрасилась? Тебе идет, – кивала Ада Марковна.

На минуту я растерялась. Похоже, у старухи беда с головой, актриса практически ничего не видит и не слышит, да и с памятью полный кирдык. Думаю, вчера в театре вовсю обсуждали трагедию с Напалковой, сообщали о ДТП и Аде Марковне, но она забыла о несчастье и сейчас весело приветствует «Леночку». Но мне необходимо достучаться до бабкиной памяти.

– Ада-а-а Марковна-а-а! – завопила я.

– Солнышко, – укорила пожилая дама, – зачем кричишь? Я не брала твой грим. Леночка, ты…

– Меня зовут Ира!

Тут, на мое счастье, у Ады Марковны внезапно включился слух, она схватила со столика очки, водрузила их на нос и удивилась:

– Деточка, вы кто?

– Журналистка.

– Из «Советской культуры»? – всплеснула руками актриса. – Дождалась! Давно мечтала увидеть там свое фото. Хотите у меня интервью взять? Садитесь. Ой, не сюда! Это кресло Леночки, она не любит, когда его занимают, очень сердится.

– Вы с Напалковой в плохих отношениях? – сразу схватила я быка за рога.

– Мы? – изумилась Ада Марковна. – Конечно, нет! Я очень люблю Леночку, она настоящий талант! Чуть бы побольше работоспособности – и выйдет прима. Я ей постоянно твержу: «Милая! Не убивай время зря, жизнь пролетит – и не заметишь. Не трать дни на суету. Завершила спектакль, сядь спокойно, оцени ошибки, еще раз проиграй в уме роль». А она схватит телефон и бу-бу-бу! Иногда даже до начала действия болтала. Представляете? До начала действия!

– Ужасно, – быстро согласилась я.

– Вот вы понимаете, – обрадовалась Ада Марковна, – а Леночка нет. Ну как можно играть, не настроившись? Да ладно телефон! К ней эта еще бегает, вечером, поздно…

– Кто?

– Подружка ее… ну… эта… понимаете?

– Нет.

– Они вечно шепчутся, словно плохое задумали, ну… она…

– Кто?

– Самая противная из всех, – силилась вспомнить Ада Марковна, – популярная. Вот к кому теперь слава приходит! Вечера они вместе проводили. На меня внимания не обращали, мужчин обсуждали. Хотя о чем еще молодым толковать…

Дверь в гримерку распахнулась, и появилась красная от возбуждения Римма Сергеевна.

– Ада-а-а Марковна-а-а! – завизжала она, не замечая меня. – Вы можете в «Леди Макбет» выйти?

– Замена? – забеспокоилась актриса. – Ах, я же настроилась на «Золушку».

– Ерунда, перестроитесь.

– Это непросто, – уперлась Ада Марковна.

– Ладно, – быстро согласилась Римма Сергеевна, – тогда вы свободны.

– А кто сыграет в «Леди Макбет»? – испугалась Ада Марковна.

– Наумова.

– Ой, нет! Я сама выйду!

– Отлично, – закивала Римма.

– А почему замена? – полюбопытствовала старуха.

– Вы не слышали?

– Нет.

– Галя Потапова погибла!

– Как? – не сдержала я возгласа. – Когда? Что случилось?

– Галина Потапова! – подпрыгнула Ада Марковна. – Вот кто тут с Леночкой сидит! Сама пробилась, а другим не дает! Разве красиво? Заявится, от подготовки к выходу на сцену отвлекает…

Римма Сергеевна опустилась на стул.

– Сил моих больше нет! Напалкова погибла, а теперь еще и Потапова.

– Тоже под машину попала? – напряглась я.

Римма помотала головой.

– Нет, она в котлован упала.

– Куда? – ахнула я.

– На стройку ее зачем-то понесло, – устало пояснила Римма Сергеевна, не узнавшая меня в облике «Ирины». – Свалилась в яму, сломала позвоночник, на месте умерла. А вы кто?

– Ужель та самая Татьяна… – запела Ада Марковна, пытаясь нахлобучить парик.

Мы с Риммой Сергеевной уставились на старуху.

– Цикл завершен, – вздохнула администратор. – Ох, не хочу до такого состояния дожить, лучше в расцвете лет в ящик сыграть, чтобы никому не мешать. Вот штука какая! Секунду назад бабка нормальной казалась, а сейчас – бац, выключилась. Ой, как с ней тяжело! А выгнать не можем, она дома погибнет. Ада-а-а Марковна-а-а!

– Я встретил вас, – выводила актриса дребезжащим сопрано, – и все былое в отжившем сердце ожило!

Римма Сергеевна поднялась и потрясла Аду Марковну за плечи, а я потихонечку выскользнула из кабинета. Значит, вчера Галя Потапова не рассказала мне всей правды – она несколько раз подчеркивала, что ее хорошие отношения с Леной Напалковой не были дружбой в полном понимании этого слова, мол, она просто пару раз выслушала коллегу. Но Ада Марковна утверждает, будто Галина часто сидела в их с Леной гримерке, молодые женщины обсуждали проблемы, не стесняясь старухи. Да и понятно почему – дряхлая актриса глуха как пень. Но иногда-то слух ее включается!

Можно ли верить Аде Марковне? Вдруг в гости к Напалковой приходила не Потапова, а другая женщина? Но вслед за Леной погибла и Галина. А значит…

Внезапно мне стало страшно. Верно говорят: хочешь насмешить Господа Бога, расскажи ему о своих планах. Еще вчера веселая, счастливая Потапова собиралась на свидание. Я сидела в ее комнатенке, когда раздался звонок, которого, похоже, она очень ждала. Перед глазами возникла картина.

Вот Галя хватает трубку, говорит:

– Алло…

В ту же секунду ее лицо озаряет радостная улыбка. Голос, правда, остается сухим, но мне сразу стало понятно: она сейчас разговаривает с человеком, которому не желает демонстрировать свои чувства, отсюда и делано равнодушный тон. Но глаза у Потаповой горели, щеки залил румянец, даже руки затряслись. Что она говорила? И я вспомнила:

– Отлично. Поняла. Кафе «Буратино», ровно в десять вечера. Без проблем. Кстати, я не такая идиотка, как капля касторки!

Из всего монолога меня удивил пассаж про каплю касторки. Я слышала разные сравнения, люди употребляют выражения «набитая дура», «глупая гусыня», «тупая как пробка». Но «капля касторки»… Впрочем, у влюбленной парочки бывает собственный сленг, понятный лишь двоим. Одну мою подругу муж иногда называет «мисочкой». Уж не знаю, что там у супругов связано с этим словом, но при упоминании кухонной утвари Маша сначала краснеет, а потом начинает глупо хихикать!

Выйдя из театра, я добрела до ближайшей лавочки, села на нее и поняла, что абсолютно запуталась в событиях. Ну нет в них никакой логики! При чем тут я? Кому понадобилось втягивать несчастную Вилку в идиотское приключение?

Просидев почти десять минут, тупо глядя в стекло, я потрясла головой и решила соединиться с Валей. Интересно, звонил ли ей… то есть мне… «голос»? Разговаривать по телефону показалось мне опасным, вдруг мистер Икс имеет возможность прослушивать его, лучше послать сообщение.

Пальцы начали нажимать на копки.

«Как дела?»

«Спасибочки. Дохну от скуки».

«Кто звонил?»

«Один кретин достал».

«Кто?»

«Алик. Хотел приехать. Он из твоего издательства».

«Объяснил причину визита?»

«Беспокоится о твоем здоровье. Фрукты, лекарства, еду предлагал».

«А ты?»

«Отказалась. Болею. Плохо, голова болит, температура».

«Он ничего не заподозрил?»

«Обижаешь профессионала. Сработала точно».

«Больше никто не лез?»

«Нет. Тишина. Тоска. Когда вернешься?»

«Не знаю».

«Офигела?»

«Плиз, не сердись. Как только, так сразу. Сейчас пришлю номер телефона. Это мой. Sms-ки в случае чего».

В ответ на дисплее возник злобный смайлик, потом появилась картинка: черная собака, сгорбившись, кладет кучку.

Я хихикнула. Валентине явно не нравится исполнять роль дамы с простудой, но придется ей пострадать.

Так кто же автор спектакля? Где его искать? И я абсолютно не понимаю мотива. Ладно, Лена Напалкова попыталась шантажировать издателя Гарика Реброва, потребовала денег на содержание младенца, он не захотел платить и решил проблему просто: нанял киллера. До сих пор вроде все ясно. Дальше начинаются вопросы. Получается, что в качестве убийцы он нанял меня. Выстрел прозвучал в тот момент, когда я и Напалкова, исполнявшая роль Анны Михайловны Викторовой, стояли вдвоем в прихожей. С какой стати Реброву устраивать столь сложную комбинацию? А Игорь Гаврилин? Господи, я совсем про него забыла! Получается, что я и его убила. Находилась с ним в любовной связи, жила в таунхаусе, а потом, повздорив с кавалером, лишила его жизни. Викторова слышала брань, видела… Стоп! Лена Напалкова играла роль, она врала! Но я поверила «старухе», испугалась и… убила ее.

По моей спине потек пот. Никогда еще мне не было так плохо! Внезапно из кармана понеслась заунывная мелодия, я подскочила на месте. Кто может звонить по номеру, который неизвестен ни одному человеку? Мистер Икс! Он! Нет, хватит! Надо ехать… Куда? У кого просить помощи? Олег далеко, мужу пришлось уехать в командировку в глухомань, он должен допросить преступника, который находится на зоне. Там даже нет ретранслятора оператора мобильной связи. Томочка с Семеном и детьми отдыхают на курорте. Да и не стану я тревожить лучшую подругу, у нее больное сердце.

А телефон тем временем продолжал ныть. Я глубоко вздохнула. Хватит бояться, трус не играет в хоккей, давай, Вилка, действуй без страха, смелого пуля боится, храброго штык не берет! Зажав двумя пальцами нос, я прогундосила:

– Алло.

– Вилка, ты? – спросил женский голос.

От неожиданности я отпустила ноздри.

– Да! А вы кто?

– Совсем того? Не узнала?

– Нет.

– Круто! Надеюсь, ты не поцарапала мою машину? А квартиру тщательно заперла? Знаю тебя, ты вполне способна унестись, забыв про замок.

– Валя!

– Ну наконец-то.

– Немедленно брось трубку! – зашипела я. – Какого черта трезвонишь? Нас могут подслушивать! Просила же, умоляла…

– Не трепыхайся, – оборвала меня Валентина, – я не дура.

– А чего звонишь?

– Воспользовалась личным мобильным, твой не трогаю.

– Откуда узнала этот номер? – не успокаивалась я.

– Совсем того? Кто мне sms присылал?

– Действительно, – успокоилась я. – Зачем звонишь?

– Успокой своего Алика из «Марко», он как из тюрьмы убежал! Через каждые пять минут звякает. Во, опять!

– Не бери трубку, я все улажу.

Хорошо, что у издательства легко запоминающийся номер! Я сразу набрала его и велела девушке на рецепшен:

– Соедините с кабинетом Малькова.

– Занято, – ответила секретарь.

– Попробуйте еще раз!

– Ту-ту-ту. Алло! Говорите! – нервно произнес новый заведующий отделом пиара.

– Ну сколько можно человека дергать? – захрипела я. – Только засну – трезвон!

– Звезда моя! Почему не подходишь к телефону? – сразу стал сладким Алик. – Я чуть не умер от беспокойства.

– В туалет ползала. Сил совсем нет. Кха, кха… Еле-еле доплелась. Оставьте меня в покое!

– Звезда моя! У нас начинается раскрутка.

– У меня грипп, температура сорок!

– Попытайся собраться, в «Марко» готовится важная встреча.

– Не могу! Очень мне плохо. Кха, кха!

– И главбух жаждет тебя видеть!

– Зачем?

– Денег дать! Накапало за допечатки. Ну же, звезда моя! Неужели за гонораром не приедешь?

Меня одолела жаба. Надо немедленно нестись в издательство и забирать честно заработанные рубли, а то потом в кассе не окажется налички, придется ждать месяц.

– Ну, звезда моя, примчишься? – растекался сиропом Мальков.

Разум пересилил жадность. Не могу же я прикатить к пиарщику в парике и гриме!

– Нет, мне тяжело вставать с кровати, гонорар подождет.

– Похоже, тебя и в самом деле скрутило, раз даже за деньгами не хочешь прийти!

– Я не шучу. Кха, кха.

– Привезти еды?

– Нет!

– Лекарства?

– Нет! Ты уже спрашивал! Отстань! Все! Более не беру трубку! Выключу ее! Хорош! Надоело! – довольно успешно изобразила я истерику. – Вот прямо сейчас позвоню коммерческому директору и пожалуюсь, что пиар-отдел не дает мне спокойно умереть.

– Не надо, звезда моя, – отыграл назад Алик, – я хотел как лучше. Отдыхай, до завтра не побеспокою.

– Спасибо, очень мило с твоей стороны, наконец-то могу поспать, – съязвила я.

– Понимаешь, звезда моя, я испугался, когда услышал, что ты заболела, – вдруг совершенно по-человечески сказал Алик. – Прямо места себе не находил! Уж прости!

Я начала демонстративно кашлять. Конечно, Алик назойлив, но его бестактные, бесконечные звонки объясняются заботой о моем здоровье!

– Не следует тебе этого говорить, – оправдывался тем временем Алик, – но я не Федор. Понимаешь?

– Очень трудно вообразить, что ты не он, – нормальным голосом ответила я и тут же, опомнившись, зажала нос пальцами.

– Федор великолепный профессионал, мне до него далеко, – не заметил моей оплошности Алик, – думаю, никогда не сумею стать истинным пиарщиком, мне мешает откровенность. Федор умеет выкручиваться, а я нет. Он бы в этой ситуации просто повесил трубку, а я хочу объяснить свое поведение, если, конечно, у тебя есть силы слушать.

– Говори, – непритворно чихнула я, – вся внимание.

– Ты мой шанс, – вдруг сказал Алик. – Если я сумею тебя поднять до уровня предательницы Смоляковой, то, считай, моя карьера сделана, далее – слава, начнут называть меня «тот, кто раскрутил Виолову». Следовательно, ты нужна мне, а я необходим тебе. Понятно? Учти, я сейчас честен, как на исповеди.

– Ясно.

– Хороших авторов немного, трудолюбивых еще меньше, а вменяемых, готовых работать рука об руку с пиар-отделом, и вовсе единицы. Могу припомнить из наших лишь Бустинову. Безотказный трактор, пыхтит и пашет. Остальные хотят раскрутки, но не желают зад с дивана приподнять. Понятно объясняю?

– Вполне.

– А ты имеешь хорошие задатки: талантлива, настроена на успех, умеешь держаться на людях. Чуть огранить такой алмаз, и он засияет всеми гранями. Но твой потенциал понятен не только мне. Вороны так и вьются над головой, хотят стащить лакомый кусочек.

– Ой, да кому я нужна?

– Дурочка из переулочка! Да любому издательству! Знаешь, на какие ухищрения идут хозяева, чтобы заполучить новое лицо?

– Нет, – ошарашенно ответила я.

– Обещают деньги, заманивают, опутывают, – зло перечислял Алик. – Про фантаста Оськина слышала?

– Лишь общую информацию. Книг не читала, но, говорят, он талантлив.

– Оськин молодой идиот! Влюбился в красотку, а она, как потом выяснилось, служит секретарем в издательстве «Урго». Ну, угадай, где теперь печатается звезда фэнтези?

– Можешь не продолжать. Ты решил, что я болезнь придумала, а на самом деле ведут двойную игру, задумала побег?

– Да, прости. Испугался за свою карьеру. Меня же в этом случае уволят, – признался Алик, – и внесут в черный список. У пиарщиков волчьи законы.

– А потом ты нарочно сказал про деньги, в качестве проверки! Если я примчусь в бухгалтерию, то точно вру?

– Верно. Я негодяй.

– Не волнуйся, не уйду из «Марко». Да никто и не звал меня в другое издательство, – еле-еле справляясь с отчаянным сердцебиением, сказала я. – Ты прав, мы бежим в одной упряжке, давай дружно тянуть санки. Я просто заболела, кха, кха…

– Ты ангел! – воскликнул Алик. – Предлагаю свою дружбу! Поверь, я подниму тебя на вершину.

– Ладно, но больше не звони, голова болит, и сильно тошнит.

– Поправляйся, звезда моя, – заботливо пожелал Мальков.

Я услышала частые гудки и прижала трубку к груди. Оцепенение длилось долго, минут десять, потом появилась радость. Спасибо Алику! Теперь я знаю все! Человека, задумавшего спектакль, зовут…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *