Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 26

Полина вцепилась пальцами в столешницу.

– Совсем даже не все, – пролепетала она, – я знаю всего ничего.

– Говори, – не отставала Фатима, – мне из-за ваших делишек абсолютно не хочется на тот свет отправляться! Ну?

Поля вытерла нос кулаком и начала каяться.

…Напалкова и Потапова были закадычными подружками, Галя помогала Лене изо всех сил, но в театре они своих близких отношений не демонстрировали. Кулисы похожи на джунгли, населенные ядовитым, хищным зверьем, наивному зрителю, радостно хлопающему в ладоши после окончания спектакля, невдомек, что настоящие, совсем не призрачные страсти разыгрываются в гримерках.

Потапова пришла в коллектив первой. Она сумела притащить за собой и Тасю с Леной, но ухитрилась сделать так, что остальные актеры не поняли, кто благодетель Напалковой и Денисовой.

Галя в буфет со своими протеже не ходила, сухо кивала им при встрече в коридорах. Подобная позиция делала троицу практически неуязвимой. Остальные члены коллектива охотно сплетничали при девушках, и Лена порой предупреждала Потапову:

– Осторожнее! Верка Кротова собирается тебе напакостить.

Галя принимала информацию к сведению и, в свою очередь, лоббировала интересы Таси и Лены. И делала это очень хитро. Ну, например, так. В театре был художественный совет, где заседали местные жабы в количестве одиннадцати штук. Часто от результатов их голосования зависела карьера, допустим, переведут ли тебя из третьего состава во второй. Великолепно зная, что большинство членов совета терпеть ее не может, Галя на одном заседании начала активно протестовать против того, чтобы ее в спектаклях дублировала Напалкова. Жабы зашептались, переглянулись и… проголосовали за назначение Лены. Это была чистейшей воды провокация. Сами понимаете, примись Галя нахваливать подругу, результат был бы обратным, Напалкову оставили бы в статистках. Теперь ясно, почему многолетнюю дружбу следовало тщательно скрывать от недоброжелателей?

Несмотря на гордое звание актрис, молодые женщины жили очень трудно. Зарплата в «Занавесе» была мизерная, а профессиональная артистка внешне обязана соответствовать статусу звезды: шуба, драгоценности, новые наряды. Чтобы получить роль в сериале, необходимо крутиться на тусовках, мелькать на фото в светской хронике, в таких условиях в одном и том же не пощеголяешь.

Галя, Лена и Тася выкручивались как могли. Пользуясь схожестью фигур, менялись юбками и блузками. В конце концов, на чье-то восклицание: «Ой, а у Напалковой такой же прикид есть, она в нем на вручении премии была» – всегда можно ответить:

– Вот ужас! Нельзя продавцам верить, клялись, что наряд эксклюзивный!

Иногда актрисы брали в долг у Полины. Та единственная из всех очень удачно вышла замуж. Супруг Поле попался не особо богатый, но семья копила деньги на машину, и молодая женщина могла иногда потихоньку запустить руку в запас, вот Тася с Леной и пользовались ее заначкой. К слову сказать, они Полину не подводили, долг возвращали сполна и вовремя. Наивная Поля считала, что бывшие одноклассницы – ее самые лучшие подруги. Единственным омрачавшим ее жизнь фактом было активное нежелание Лены, Таси и Гали общаться с Фатимой. Полина не понимала, почему последняя была подвергнута остракизму, и один раз, накануне дня рождения Напалковой, предложила:

– Давай отметим твой праздник все вместе!

Жадная Лена начала хмуриться, а Полина моментально договорила:

– У меня дома. Муж в командировке, свекровь возражать не станет, она классная. Ничего особенного я делать не стану, испеку торт и куплю шампанское. Считай это моим подарком.

Лицо Напалковой разгладилось.

– Супер! – воскликнула она. – Надо договориться с Галкой и Тасей, пусть тоже к столу еды принесут.

– Фатима готовить не умеет, – выпалила Поля, – она может вина купить. Какое лучше? Сухое?

Лена помрачнела.

– Не надо звать Фатьку!

– Почему? – удивилась Полина.

– Она меня ненавидит.

– Ой, кто тебе такую ерунду сказал? – ахнула Поля. – Фатима наша подруга и…

– Может, тебе она и подруга, – резко перебила ее Напалкова, – но про меня она еще в школе гадости говорила. Виктора Алексеевича помнишь? Нашего учителя физкультуры…

– Да, – растерянно кивнула Полина. – А он тут при чем?

Лена скривилась.

– Фатька директору настучала, придумала, якобы у нас с преподом роман и встречаемся мы в спортзале. Небось рассчитывала, что меня из школы вон выпрут. Завидовала очень, желала главной в классе стать! А еще она про Галину гадости говорила, про ее аборт растрепала…

Не успела сейчас Полина договорить фразу, как Фатима вскочила и закричала:

– Неправда! Ленка брехала! Не было такого! Никогда я ни на кого не доносила! Вот в гардеробе ее видела – по карманам твоя расчудесная Напалкова шарила. Я велела ей воровство прекратить, поговорила с ней, но не выдала ее. Она же вон чего! Ясно теперь, по какой причине Потапова крысилась. А ты, Полька, дура. Почему мне раньше не сказала?

Полина замямлила:

– Ну… не хотела затевать выяснения отношений. После окончания школы много лет прошло, мы повзрослели, детская дружба редко сохраняется. Ну не все ли равно, кто из вас на кого жаловаться ходил? Мне ты ничего плохого не делаешь, выручаешь порой, с Машкой сидишь. Ну расскажу я тебе, почему Ленка или Галина злятся, и каков будет результат? Сама виноватой и окажусь. Ты побежишь к Напалковой, затеется скандал. Выйдет, что я всех лбами столкнула. Потому я и решила: ну уж нет, как жили, так и будем жить.

– Ты ей поверила? – взвыла Фатима.

Полина отвела глаза в сторону.

– Ах ты ж… – гаркнула хозяйка.

– Давайте вернемся к основной теме разговора, – попросила я.

Полина заложила за ухо прядь волос.

– Я считала, что девчонки мне все рассказывают, вроде тайн друг от друга нет. Они в курсе моих проблем, а я про их дела знаю. Мы откровенно беседовали. Галка делилась опасениями по поводу своего внезапного успеха. Ее активно снимать начали, вот Потапова и боялась.

– Чего? – удивилась я.

Полина вздохнула.

– Ой, она вообще сплошной клубок страхов! Если на Галку издали посмотреть, то стошнить от ее самоуверенности может – красивая, бойкая, за словом в Африку не поедет, в любой компании своя. Но я-то знала, какой у Потаповой комплекс неполноценности. Все ее замашки от неуверенности в себе. Она прибегала ко мне, падала на кровать и начинала плакать, все повторяла: «Не понимаю, почему меня звездой считают! Таланта нет, сплошная неуклюжесть и неубедительность. Скоро режиссеры это поймут и забудут мое имя. Опять стану бедной, никому не нужной». Она боялась остаться без ролей, боялась играть перед камерой, боялась сцены, зрителей, боялась критиков, журналистов, бедности, смерти, боялась творческой несостоятельности… Чего она только не боялась! А еще расстраивалась из-за неудач, которые преследовали Напалкову и Денисову, думала, они станут ей завидовать, и дружба лопнет. Галка все твердила: «Совсем одна тогда останусь! Говорят, что звезды за популярность одиночеством платят, но я же не настоящая прима, так, ерунда на палочке…»

А потом пропала Тася. Первые месяцы после ее исчезновения Полина, Лена и Галя надеялись, что подруга найдется. Поля даже побежала к гадалке, та раскинула карты и безапелляционно заявила:

– Не волнуйся, она скоро придет домой.

Но, увы, слова бабки не сбылись, Тася словно в воду канула. Иногда Поле казалось, что лучше уж узнать о смерти одноклассницы, увидеть тело и, как это ни странно звучит, успокоиться. Неизвестность мучает хуже самой страшной правды. У Таисии даже могилы нет, некуда прийти поплакать, положить цветы.

Через некоторое время после пропажи Таси Лене феерически повезло – скончалась ее дальняя родственница, о которой Напалкова знала лишь понаслышке. Старуха не имела ни детей, ни внуков и завещала Лене квартиру, а та собралась ее продать.

Полина искренне порадовалась удаче Напалковой и помогла ей с ремонтом. Если уж совсем откровенно, то рукастая Поля лично поклеила новые обои, побелила потолок и дочиста отдраила сантехнику, у Лены не было денег для найма строителей.

– Как же, как же, – ехидно вклинилась в рассказ Фатима, – я еще когда тебе объяснила: использует тебя Ленка, разводит по-детски. Подруге платить не надо, она задарма стены выровняет!

Поля вздохнула.

– Мне казалось, что друзьям надо помогать.

– Ага, – не успокаивалась Фатима, – а они сильно тебе навстречу шли! Вспомни: ни разу с Машкой не посидели! А когда ты заболела воспалением легких и в больницу попала, кто с бульоном бегал? Лена? Галя? Где они в тот момент находились, кривляки наши?

– Полина, – решительно сказала я, – мне понятно, какие отношения существовали между бывшими одноклассницами, давайте теперь о папке. Что в ней? Кто ее принес? С какой целью?

Поля закивала.

– Да, конечно, сейчас. Я в тот день легла спать рано, Машка весь день капризничала, свекровь тоже хлопот много доставила, она у меня инвалид. Дочке пить, бабке нужно есть, Машке играть, Ольге Ивановне в туалет…

Бедная Полина, прокрутившись весь день белкой в колесе, около девяти вечера уложила ребенка в кровать, прилегла наконец сама и крепко заснула. Разбудил Полину звонок в дверь, будильник показывал три часа ночи.

Боясь, что назойливый звук разбудит ребенка и бабку, Полина, накинув халат, пошла в коридор, глянула в «глазок» и увидела… Галю.

– Что случилось? – испугалась хозяйка, впуская подругу в дом.

– Ленка умерла, – глухо ответила Потапова, распространяя сильный запах алкоголя.

– Мамочка! – ахнула Полина. – Как?

– Под машину попала.

– Вау! Вот ужас! – прошептала Поля. – Точно ее насмерть? Может, она жива?

– Нет, – мрачно сказала Потапова. – У нее в сумке телефонная книжка лежала, на первой странице номера записаны и указано: «В случае находки позвонить этим людям». Первые координаты ее собственные, вторые мои. Вот мне менты и звякнули.

Полина прислонилась к стене.

– Ой беда!

– Все намного хуже, чем ты думаешь, – вдруг сказала Галя.

– Еще что-то случилось? – перепугалась Поля.

Потапова протянула ей папку.

– Спрячь, пожалуйста, и никому не отдавай. Ленку из-за нее убили.

Полину заколотило в ознобе.

– Убили? Ты же говорила про наезд.

– Верно, – подтвердила Галя, – но, думаю, не случайный шофер за рулем сидел, а…

Тут Потапова замолчала.

– А кто? – в изнеможении поинтересовалась Полина.

– Лучше тебе не вмешиваться, – буркнула Галя, закашлялась вдруг и попросила: – Принеси воды!

Полина сгоняла на кухню, притащила чашку, Потапова залпом осушила ее и сказала:

– О моем визите никому не говори.

– Поняла, – кивнула Полина. Она сообразила, что подруга вляпалась в какую-то феерическую неприятность.

– Папочку спрячь.

– Хорошо, хорошо.

– Я за ней скоро приду.

– Ладно, – покорно согласилась Полина.

– Все, побежала, – встряхнулась Галя. – Мы еще посмотрим! Зря он надеется!

– Кто? – не поняла Поля.

– Преступник, – ответила Галя. – Он решил, что все шито-крыто, а тут Ленка! Я ее, конечно, отговаривала! Только и правда – шикарный проект! Неспроста ей показалось!

– Что? – ничего не понимала Поля.

Галя внезапно села на стул у вешалки.

– Ленка мечтала звездой стать, – заговорила она, – я ей изо всех сил помогала. Меня на съемки зовут, Ленка на сцене подменяет, но это же временная слава, я возвращаюсь в театр – Напалкову побоку. И вот странность, не замечали Ленку режиссеры, всякий сброд в телесериалах снимается, а ее не приглашали. Ну словно сглазил кто! И тут подвалила удача. Совершенно случайно. Лена столкнулась с некой личностью и, что совсем невероятно, узнала ее. Тип внешность изменил, но голос остался прежним. Сначала Напалкова удивилась: по ее сведениям, он умер; затем пригляделась, заподозрила обман, проследила за объектом и выяснила: он это.

– Кто?

– Меньше знаешь – лучше спишь, – схамила Потапова.

Внезапно Полине стало обидно, она протянула папку Галине и сказала:

– Забирай! С какой стати я должна это прятать?

– Прости, Полечка, – зашептала Галина, – нервы ни к черту. Ради твоего же блага подробности не сообщаю. Личность эта совершила убийство и попыталась его скрыть. Но как ни закапывай, а правда проклюнется. Напалкова знала о преступлении. Помнишь, ей какая-то родственница квартиру оставила…

– Ага, – кивнула Полина.

– Не было никакой родственницы!

Поля потрясла головой.

– То есть?

– Сейчас расскажу, – прошептала Галя. – Твои спят? Нас не услышат?

– Муж в командировке, – пояснила хозяйка, – свекровь снотворное приняла, ее даже твой звонок не разбудил, а Машка если проснется, то беды нет, она же маленькая, говорить практически не умеет. Пошли на кухню.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *