Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 29

Кафе оказалось огромным, похожим на вокзал, и абсолютно пустым. Дремавшая в кресле у входа девушка в синей форме очень удивилась, увидав посетительницу.

– Тут едят, – настороженно сказала она, разглядывая меня, – в смысле обедают. Торговый центр в соседнем доме.

– Кофе дадите? – улыбнулась я.

Официантка кивнула:

– Эспрессо с сахаром.

– А капучино можно?

– Не делаем, – ответила девица. Она явно надеялась, что я уйду и можно будет снова мирно погрузиться в сон.

Но я не дала официантке расслабиться.

– Где можно сесть?

– Везде.

– Тогда вон там, в углу.

– Пожалуйста, – пожала плечами девушка, – меню возьмите.

Я прихватила кожаную папочку, опустилась на жесткий стул с нелепо выгнутой спинкой и раскрыла карту. Повеяло советским духом. Я нечастый гость в ресторанах – с одной стороны, нету времени, чтобы часами просиживать за столиком, с другой, не являюсь гурманом, с третьей, элементарно жаль денег, к тому же Томочка очень вкусно готовит. Но, несмотря на малый опыт общения с общепитом, я все же знаю: в трактирном бизнесе нынче жестокая конкуренция, выживает тот, кто привлечет к себе больше клиентов. А чем заинтересовать человека? Вкусной едой и отличным обслуживанием. Но в «Ложке какао» не особенно заботились о посетителях. И у меня возникло стойкое ощущение, будто я сижу в столовой, на дворе тысяча девятьсот семьдесят девятый год, в меню восхитительные блюда: люля-кебаб с отварным рисом, котлеты пожарские с гречкой, азу по-татарски и гуляш с картофелем. Не веря своим глазам, я читала: порция хлеба, два куска, кофе со сгущенкой, трубочка из заварного теста с масляным кремом.

– Вот кофе! – заорала официантка и со стуком поставила чашку размером с супницу. – Сахар нести?

Я посмотрела на светло-коричневое пойло и кивнула.

– Чего есть будете? – проявила любезность девушка. – В меню есть итальянский раздел.

– Где? – заинтересовалась я.

– Пролистните до конца.

Я покорно перевернула страницы и обнаружила новые записи: «Пицца с яйцом», «Пицца с лососью», «Пицца с кефиром».

Странный зверь «лососья» удивления не вызвал. Ясное дело, «лососья» – это жена лосося. Но пицца с кефиром!

– Интересное блюдо, – ткнула я пальцем в последнюю строчку. – Вкусно?

Официантка прищурилась.

– Честно?

– Конечно.

– Че хорошего в булке с кефиром! Вы гляньте, скока она у нас стоит! Очуметь! Если пришло в голову пиццей побаловаться, лучше купите ее в магазине, дешевле встанет.

– Спасибо, – кивнула я, – меня просто заинтересовало, каким образом пиццу с кефиром пекут. Его внутрь наливают и он в духовке створоживается?

Девушка покачала головой.

– Не! Это лепешка, а к ней стакан кефира.

– Тесто с чем?

– С пустом.

– С капустой? – не поняла я.

– С пустом, – повторила официантка, – ваще без начинки.

– Ну тогда, пожалуй, я обойдусь одним кофе.

– Правильно, хотя он тоже дерьмо, – меланхолично заявила девушка и отправилась к креслу у входа с явным желанием захрапеть.

Не успела официантка уютно устроиться, как дверь хлопнула, и в кафе вошла молодая, очень худая женщина в джинсах.

– Ну и наплыв сегодня, – заворчала официантка, выбираясь из уютного гнездышка, – столько людей давно к нам не заваливалось. Вы обедать?

Женщина, не обращая внимания на зудящую, как осенняя муха, официантку, быстрым шагом подошла к моему столику.

– Ирина? – спросила она и поежилась.

– А вы, очевидно, Кира? – вопросом на вопрос ответила я.

Фомичева опустилась на стул.

– Я знала… – прошептала она, – давно ждала вашего звонка, измучилась до точки… Вся извелась! Мы ничего плохого не сделали, поверьте, это ужасное стечение обстоятельств. Меня Костя уговорил, он так испугался! Ну просто до обморока! Ой, не могу…

Из глаз Киры горохом покатились слезы.

– Вы спокойно, по порядку, – попробовала я утешить гримершу.

– Ничего дурного я не совершала, – хватая из вазочки бумажную салфетку, плакала Кира. – Ни-че-го!

Вдруг она успокоилась и спросила:

– У вас муж есть?

Я заколебалась, не понимая, что лучше ответить.

– Значит, нету, – сделала поспешный вывод Фомичева. – Тогда вы поймете меня. Он денег дал, мне почти на однушку хватило, дядя Петя с тетей Зиной комнату выкупили, я уехала в собственное жилье и только тогда сумела мужа найти. Ну какие романы в коммуналке! Я, конечно, пыталась, но тетя Зина вечно с вопросами лезла. Она еще с моей покойной мамой дружила, ну и интересовалась: кого привела, где он работает, сколько получает… Как тут замуж выйти? И Денисова все равно умерла! Сама!

– Таисия Денисова скончалась на съемках? Расскажите спокойно, что произошло, – приказала я.

Фомичева вытерла лицо и тихо прошелестела:

– Хорошо. Дело было так…

Фирма «Капля касторки» выпускает и продает разные пищевые добавки, безвредные и чаще всего бесполезные. Полки в аптеках нынче ломятся от разных эликсиров и таблеток, обещающих улучшить работу сердца, печени, легких, очистить сосуды от холестерина, вывести соли, шлаки, омолодить, взбодрить и так далее. Выживать среди конкурентов тяжело, приходится постоянно нечто выдумывать. Проведя социологические исследования, хозяин «Капли касторки» понял: народу надоели хорошо известные листья малины, ягоды клюквы и всякие там черники. Какую добавку ни возьми, в ней в разных дозах варьируется один набор: черника для глаз, зверобой от онкологии, малина против простуды. И ведь правильно, эти растения помогают, но покупатель уже «наелся», его следует удивить. Вот тот, кто первым выпустил на наш рынок женьшень, обогатился, люди кинулись хватать банки и флаконы, считая полезный корешок панацеей. Следовало отыскать нечто подобное.

Хозяин поставил перед сотрудниками задачу, и те с блеском решили ее. Китайские, тибетские, японские средства уже на рынке есть, но нет эскимосских. А почему коренные народы Севера практически не болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями? Отчего у них редки простуды, а про грипп в чумах даже не слышали? Все дело в рыбе, которую употребляют эскимосы, в особенности здоровью и долголетию помогает обитательница морских глубин, которую коренное население зовет мнача. Ученые долго жили в поселке эскимосов и в конце концов увидели, как старейшина ловит это чудо света. Мнача водится лишь в одном месте мира, о рыбе ничего не известно, кроме одного: съешь ее – и станешь на десять лет моложе.

Кира не знала, что в рассказанной истории правда, а что ложь. Текст про мначу она услышала во время съемок ролика. «Капля касторки» решила не тратиться, большого бюджета не выделила, начальство велело заведующему рекламным отделом Константину Кирсавину:

– Еще неизвестно, как дело пойдет, пригласи актрис подешевле. Если препарат станет хорошо покупаться, сделаем новый ролик.

У Константина в то время был ни к чему не обязывающий роман с Кирой. Он позвонил любовнице и спросил:

– Помочь можешь? Среди актеров тусуешься, найди мне двух девок, симпатичных, но дармовых.

Кира недолго мучилась раздумьями.

– Есть такие, Таська и Ленка. В театре на вторых ролях, им там много не платят, подрабатывают везде, куда зовут, ни от чего не отказываются, почти задаром работают.

– Шикарно, – обрадовался Костя, – а я договорился со студией.

– Дешево ролик не сделать, – предостерегла любовника Кира. – Вернее, конечно, можно, но дерьмо получится.

– Начальство мне две копейки дает, – ответил Костя. – Что пожелало, то и получит. Да и ты заработаешь, гримером тебя возьму.

В указанный день приступили к работе. Кира только удивлялась, глядя на идиотизм, который творился на съемочной площадке. Сначала Таисия и Лена плясали, изображая наивных эскимосских девушек, потом вытаскивали рыбу, разделывали ее… Апофеозом безумного дйства была финальная сцена: якобы больная Таисия лежала на кровати, Лена, одетая в белый халат, брала в руку бутылку рекламируемого средства «Мнача», наливала в столовую ложку ярко-синий сироп, подносила его Таисии, та пила снадобье и вскакивала с койки, демонстрируя вернувшееся здоровье.

Вот заключительный аккорд никак и не давался актрисам.

– Плохо! – злился режиссер. – Еще раз!

Девицы покорно повторяли эпизод, но «Станиславский» оставался недоволен.

– Бестолковые дуры, – в конце концов сказал он и предложил: – Пошли поедим, потом продолжим.

Оператор кивнул, киношники ушли, в студии остались Кира, Таисия, Лена и Костя.

– Чего ж вы, девчонки, никак не справитесь? – укорил актрис Кирсавин, – дело плевое.

– Сам играй, – огрызнулась грубиянка Лена, а Таисия быстро добавила:

– Режиссеру хочется, чтобы момент глотания выглядел натурально, а я, на его взгляд, неправильно губы складываю. Но он же крупным планом рот снимает, когда я понарошку пью.

– Попробуй по-настоящему, – посоветовал Костя.

– С ума сошел? – отмахнулась Таисия. – Не один дубль делаем, мне придется цистерну этой дряни выпить, что отнюдь не полезно.

– Ерунда, – начал уговаривать актрису Костя, – это совершенно безвредно.

– Лекарство не бывает безвредным, – резонно заявила Кира.

– Это просто сироп, один сахар, – соловьем пел Костя, которому страсть как хотелось побыстрей завершить нудную работу.

– Он синий, – упиралась Таисия, – значит, с красителем. И пахнет противно.

– Рыбой! Но совсем чуть-чуть.

– Фу, – скривилась Тася.

И тут в разговор вступила Лена:

– Костя прав, чего тут тухнуть? Отснялись, денежку получили, и адью. Так?

Кокетливо подняв бровь, Напалкова глянула на Кирсавина. Кира обозлилась. Похоже, Леночка решила отбить у нее Костю. Ну уж нет! Такой мужчина, хорошо зарабатывающий, на шикарной машине, с собственной квартирой, несмотря на молодой возраст, уже начальник, ей самой нужен. Костя очень далеко пойдет, это видно невооруженным глазом. Леночке ничего не обломится!

– Верно, – влезла Фомичева в разговор, – я тоже хочу поскорей освободиться, мы с Костей собрались на дачу. Правда, милый?

Напалкова покраснела, Кирсавин, не подозревая, что стал дичью, на которую ведут охоту сразу два стрелка, мирно кивнул. Тася заныла:

– Не получается у меня.

– Эка невидаль, сглотни слюну, – предложила Лена.

– Уже делала, – стонала Тася. – А режиссер недоволен, орет, мол, сироп тягучий, иначе пьется. Зануда! Откуда мне знать, как он пьется? Никогда подобное не хавала!

– Послушай, – оживился Костя, – попробуй чуть-чуть!

– Нет, – затрясла головой Тася. – Пакость вонючая!

– Думай о деньгах, – посоветовала Кира, – заплатят доллары.

– Не могу!

– Не капризничай, – сурово сказала Лена, – Костя дело говорит. Один раз попробуешь, поймешь, как сироп глотается, потом легко повторишь. Ну давай, Костик, наливай хрень в ложку.

Кира обозлилась еще больше. Встречаются же такие нахалки! Ведь дали ей понять: занят мужик! Так нет, лезет без мыла. Сейчас она нарочно на сторону Кирсавина встала, ломает подругу, вроде для всех старается, но на деле решила рекламщику подыграть. Ох, надо быть настороже, а то Ленка за ее спиной назначит свидание Кирсавину.

– Ладно, – неожиданно согласилась Таисия, – уговорили. Попробую эту мерзость, может, и правда быстрее съемка пройдет.

– Молодца, – одобрил Костя, налил сиропа в ложку и сказал: – А ну, разевай ротик, за папу… ап… пей медленно, прочувствуй вкус… Ну? Как?

Тася пошатнулась и схватилась за горло.

– Плохо, – выдавила она еле-еле, – душит меня.

– Так невкусно? – удивился Кирсавин.

– Хватит паясничать! – возмутилась Кира. – Цирк тут устроила…

Таисия сделала пару шагов, упала на диван, дернулась, всхлипнула и осталась лежать с широко раскрытым ртом.

– Эй, эй! – окликнул ее Кирсавин. – Супер сыграно, но в ролике другое требуется. Вставай!

– Вот дура! – в сердцах воскликнула Кира. – Кривляка чертова. Не смешно! Подымайся!

– Она не моргает, – прошептала Лена. Потом Напалкова подошла к дивану, глянула на подругу и добавила: – И не дышит. Совсем. Умерла.

– Почему? – побелел Костя.

– Выпила вашу отраву, сироп синий, и готово! – сказала Лена.

Кира взвизгнула и бросилась в коридор.

– Ты куда? – ринулся за любовницей Кирсавин.

– «Скорую» вызывать, – дрожащим голосом пояснила Кира, – врача надо.

– Идиотка, – зашипел рекламщик, заталкивая гримершу назад в студию, – ей теперь труповозка нужна. Не дай бог кто узнает, что девка копыта отбросила, хлебнув «Мначу»… Представляешь последствия?

– Нет, – честно ответила Кира.

– Кретинка! Новый сироп вообще не продастся, – схватился за голову Костя, – ни одной бутылки не сбагрим. Ты купишь снадобье, если от него человек помер?

– Нет, – с интонацией робота заявила Лена. – Страшно!

– Вот! – ткнул пальцем в сторону Напалковой Кирсавин. – Она уже во всем разобралась. Товар осядет на складе, хозяин меня вон выгонит. В рекламном бизнесе волчьи законы! Ни одна контора меня не возьмет, внесут в черный список. Я погиб! Растоптан! Рухнула карьера! Да и вам плохо будет.

– Мы тут при чем? – мрачно спросила Кира.

– Дура, дура! – затопал ногами Костя. – Никто не станет тебя приглашать. «Какая Фомичева? Та самая, после грима которой баба тапки отбросила?» Прощайся со службой!

– Я здесь ни при чем, – слабо сопротивлялась Кира.

– Объясни идиотам! – побагровел Кирсавин.

– Спокойно, – остановила скандал Лена. – Что нам делать-то?

– Сейчас, сейчас… – забубнил рекламщик, сжимая виски, – Костя умный, Костя сообразит, Костя не спасует…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *