Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 33

– Как он ухитрился убить Лену под прицелом телекамер? – закричала я.

– До гениальности просто, – ответил Гарик. – Аппаратура работает не постоянно, она включается, когда человек входит на участок, толкает калитку и тем самым замыкает цепь. Напалкова, изображая старуху, вызвала тебя к себе, в Рокоте нет посторонних, Лена в доме одна. В тот день в ее задачу входило обозлить тебя и в конце концов отвести в сад и показать могилу, в которой зарыт «плод любви».

– Кошмар! – заорала я.

– Ага, – кивнул Ребров. – Идем дальше. Ты поняла, что камеры включаются, когда открывается калитка?

– Да!

– Но до тебя приезжает Кирсавин, который тоже великолепно знает про фокус с калиткой. Поэтому он перемахивает через забор с тыльной стороны таунхауса. Машину Костя оставляет на шоссе, проходит через лесок и, никем не замеченный, входит в коттедж.

Лена сидит в прихожей на галошнице, ждет начала съемок, камеры не работают, группа телевизионщиков находится в автобусе, который припаркован достаточно далеко. Все в напряжении: сейчас примчится Виолова, толкнет железную дверцу, и начнется потеха.

Кирсавин, тайком попавший в коттедж, говорит Лене:

– В сценарии произошли изменения.

– Какие? – интересуется актриса.

– Я залезу в гардероб.

– Хорошо.

– Ты с ней поболтай, а потом спиной прижмись к этой стене и незаметно опусти рубильник.

В поселке есть электричество, но его подают с перебоями, это беда Московской области – свет то горит, то гаснет. Обычный человек выругается и зажжет свечку, но телевизионщики не могут рисковать. Вдруг отключение произойдет в момент съемок? Поэтому в таунхаусе устанавливают генератор, он работает…

– Знаю! – перебила я Реброва. – Наступает темнота, а через пару минут вспыхивает аварийное освещение.

– Точно! – воскликнул Гарик. – Вот на этих двух минутах и был построен расчет Кости. В каждой квартире таунхауса есть рычаг отключения электричества, опусти его – и обесточишь дом. Многие дачевладельцы, боясь пожара, именно так и поступают, уезжая на длительный срок, – отключают генератор, линейное электричество и спокойно покидают здание. Но что случится, если генератор в рабочем состоянии, а рубильник опущен?

– После небольшой задержки вновь вспыхнет свет, – послушно ответила я.

– В самую точку! – восхитился Гарик. – Константин сообщил Лене, что он влезет в шкаф, а ей следует отрубить ток. Лена должна оставаться на месте, ни в коем случае не шевелиться, а Кирсавин осторожно вылезет и сунет в сумку писательницы пистолет. Дескать, об оружии-то съемочная группа забыла. Потом он юркнет назад в гардероб, вспыхнет свет, Напалкова продолжит играть свою роль.

– И она не удивилась? Не сказала: «Зачем такие сложности? Давай я сама засуну ей в сумку оружие!»?

– Нет. Понимаешь, Лена актриса, поэтому приучена подчиняться режиссеру. Ей ставят задачу, она выполняет. Как в армии.

– Ясно, – хмуро кивнула я. – Получается, она сама подала сигнал убийце.

– Точно. Константин сидит в шкафу, ты входишь на участок, хлопает калитка, начинают работать камеры, телегруппа следит за действием. Гаснет свет, и наблюдатели оказываются слепы и глухи, они отключились на стадии активного скандала. Врубился генератор, и устроители шоу почти лишились чувств: за пару минут Виолова успела пристрелить «Анну Михайловну» и теперь стоит с пистолетом в руке. Положение хуже некуда, о подобном развитии сюжета никто и помыслить не мог. Максимум, что они предполагали: Виолова полезет драться. Но детективщица жестко разобралась с шантажисткой и теперь скрывается. Все произошло так, как рассчитывал Кирсавин, в темноте он в упор застрелил Лену, сунул оружие в руку писательницы, та машинально сжала пальцы и схватила орудие убийства, а Костя кинулся в нежилое помещение, вылез в окно и был таков, двух минут ему хватило. Представляешь панику теледеятелей?

– Мне их не жаль! – буркнула я.

– Мне тоже, – согласился Гарик. – Но инфаркт чуть не получили все. Кстати, ты могла бы и сообразить, что ситуация с убийством «Анны Михайловны» весьма странная.

– Каким образом?

– Помнишь, охранник Сергей Петрович удивился? Он говорил, что несколько человек в штатском, ни одного в милицейской форме, прибыли через пять минут после того, как он позвонил помощнику хозяина. Так вот, тут простое совпадение. Явилось теленачальство, которому о происшествии сразу сообщили те, кто вел съемки. Но ехали-то участники проекта долго. Пока их машины пробивались через пробки, прошло более двух часов, за это время парочка парней-охранников, обнаруживших труп, успела смениться, на их место заступил Сергей Петрович. Вот чем объясняется столь скорый после его звонка приезд «шишек».

На место прибывают и «марковцы». Все стоят в тяжелом молчании, проект под угрозой срыва, телебоссы теряют кучу денег, издательство в пролете. Особенно озадачены представители последнего: мало того что раскрутка Виоловой накрылась медным тазом, так и ее саму следует сдать в руки милиции. Начнется скандал, завоют газеты, журналюги раскопают правду о проекте, мало всем не покажется. Вместо большой прибыли проект принесет сплошные убытки. Беда!

И тут наступает звездный час Кирсавина. Константин решил свою проблему – Напалкова убита, и сомнений в личности киллера нет, теперь можно выступить в роли спасителя издательства и заработать лишние очки. Костя все продумал заранее.

– Спокойно, – говорит он, – мы наймем другую актрису, загримируем ее, и она станет исполнять роль Викторовой. Еще круче выйдет. Виолова офигеет, когда узреет ожившую «старуху», зрители с диванов попадают.

– Отличная идея, – мрачно цедит один из шефов. – А труп куда? Бабу искать начнут.

– Беру все на себя, – обещает Костя. – Актриса театра «Занавес» «погибает» под колесами машины. Случилось ДТП. Девчонка дорогу в темноте хотела перебежать.

– «Занавес», говоришь? – хмыкает начальство. – Что за место?

– Мало кому известное, – пожимает плечами Костя, – заштатное.

– Да уж, драпировкой приличный театр не назовется, – подхватывает кто-то из «марковцев».

Часть этого разговора и слышит охранник Сергей Петрович, который возится с машиной.

Кирсавин с блеском улаживает ситуацию, обезображенное тело Лены увозит труповозка, пуля прошла навылет, кости все перемолоты, эксперты ничего не заподозрили. Милиция не усматривает в происшествии ничего странного, дело закрывают. Костя вздыхает свободно – можно продолжать телепроект, пугать Виолову – и с рвением принимается работать. Телефон висит на груди писательницы, он маячок, по его сигналам легко узнать, где она была, где останавливалась, все зафиксировано на специальной карте.

– Вот откуда он знал, что я не проезжала мимо реки, а пила кофе на заправке.

– Верно. Но потом загнанная в угол Вилка решила сопротивляться. В доме осталась Валентина вместе с мобильником-маячком, а ты кинулась в город. Молодец! Смелое, нестандартное решение!

– Мистер Икс растерялся, когда услышал про мою болезнь, – злорадно отметила я, – и решил посоветоваться с начальством. Я живо тогда сообразила, что у него есть хозяин.

– Им пришлось останавливать съемку, – подхватил Ребров. – Они поверили в твою болезнь, решили, что на фоне стресса у тебя ослаб иммунитет, и дали тебе двое суток для восстановления.

– Мерзавцы!

– А у Кирсавина опять возникли проблемы. Ему позвонила…

– Галя Потапова, – сердито перебила я. – Ну как я не догадалась, что она в курсе всех дел Лены!

– Что знала Галя, мы теперь в точности не установим, – вздохнул Гарик, – она умерла и ничего не расскажет. Есть лишь показания Кирсавина, а тот утверждает, что буквально через час после того, как Напалкову «сбила машина», ему позвонила женщина и сказала: «Это ты убил Лену! Она шантажировала тебя, и ты решил избавиться от нее. Думал, все шито-крыто будет? Ошибаешься, милый! Гони деньги!»

– Наверное, Галя догадалась о чем-то, когда Лена попросила ее взять бубульку, устройство, изменяющее голос. Потапова насела на Напалкову и вытрясла из той информацию. Не всю, а часть, но и ее хватило, чтобы испугать Кирсавина. Думаю, бубулька понадобилась для звонка Кире. Фомичеву побеспокоил мужчина, испугал ее, потребовал телефон Тухтина. Это была Лена, больше некому.

– Кирсавин договорился с Галиной о встрече, предложил той приехать в кафе «Буратино», а чтобы попасть туда, надо пройти сквозь глухую подворотню. В ней и нашли тело Потаповой. Якобы произошло ограбление.

Я прижала руки к груди.

– Ой! Когда я сидела у Потаповой, ей позвонили. Галина очень обрадовалась, спросила: «Куда? Кафе «Буратино»?» Я решила, что ее зовут на свидание, а это был убийца. Потапова дура! Если Кирсавин уже убил Лену, неужели можно было идти с ним на встречу?

– Дура, – согласился Гарик.

– И ведь она была хитрой, – не успокаивалась я, – при встрече со мной сначала совершила ошибку, воскликнула: «Он подонок!» Теперь-то понятно, она имела в виду Константина, но тогда быстро опомнилась, выкрутилась и свалила вину на тебя: Ребров, мол, убийца, захотел избавиться от беременной любовницы. Она еще упомянула о съемке в кинопроекте, говорила про сериал. Не думаю, что Галя знала о проекте досконально, она хотела стопроцентно убедить меня, что Гарик боялся языка Напалковой. Не слишком, впрочем, дачная выдумка.

– Но ты поверила, – скривился Ребров, – и понеслась по ложному следу. Наделала много ошибок!

– Почему Галя решила обмануть меня?

– Детский вопрос. Хотела получить с Кирсавина деньги. Ведь если его посадят – прощайте, рублики! А как она виртуозно лгала, повествуя тебе о своих отношениях с Леной… Ни словом не обмолвилась о многолетней дружбе еще со школьных времен. Так повела беседу, что ты решила, будто они с Напалковой встретились уже в театре.

– Какие такие ошибки я совершила?

Гарик потер руки.

– Для начала рекламное агентство «Панда».

– Да! – подскочила я на кровати. – Какое отношение его сотрудники имеют к телепроекту?

– Абсолютно никакого.

– Э, нет! – рявкнула я. – На трубке после звонков мистера Икс определялся номер конторы.

– И почему ты решила, что он принадлежит «Панде»?

– Я набрала номер, трубку сняла девушка и ответила: «Рекламное агентство «Панда».

– Ясно! Скажи, тебя не удивил тот факт, что у мистера Икс не был скрыт номер?

– Не думала на эту тему, – честно призналась я.

– А зря, – сурово сказал Гарик. – Логично предположить, что человек, затеявший странную игру, не захочет быть обнаруженным. Ну почему он не предпринял элементарных мер безопасности?

– Не знаю. Забыл! Не подумал!

– Да нет, он зашифровался.

– Как? – завопила я.

– Очень просто, – ответил Гарик. – Есть такие устройства, они подсоединяются к телефону, и у принявшего звонок на определителе выскакивает чей-то случайный номер.

– Зачем это надо? – удивилась я.

– Не все люди отвечают на вызов, если видят, что «номер засекречен». Вдруг кое-кто хочет обмануть собеседника? Да мало ли по каким причинам покупают подобную штуку! Она имелась и у Кирсавина, вернее, у телемэнов, которые обеспечивали техническое обслуживание проекта. По чистой случайности аппарат выдал номер «Панды».

Сначала я притихла, но потом закричала:

– Нет! Неправда твоя!

– Да ну? – усмехнулся Ребров.

– Я изучила в телефоне в «Панде» память.

– И что?

– Там сохранился номер театра «Занавес».

– Правильно, секретарша Вера искала по поручению Фомина актеров для съемок. И вот тебе еще одна твоя оплошность!

– Какая?

– Воспользуйся мистер Икс телефоном «Панды», то в памяти непременно остался бы ТВОЙ номер. А он там был?

– Нет, – удрученно ответила я. – Значит, звонили с одного номера, а на дисплее вылезал другой? Я даже не подозревала о такой возможности.

– Широко шагает технический прогресс, – без тени улыбки заявил Гарик. – Ладно, эту ошибку не засчитаем. Но звонок Алику!

– Какой?

– Напоминаю. Ты прикинулась больной, уехала из дома под видом Вали, оставила ей свой мобильный, а себе купила другой, с новой «симкой». Потом послала sms подруге, та тебе перезвонила и попросила успокоить Малькова, который бесконечно ей трезвонил, думая, что это ты. Так?

– Верно.

– Ты позвонила Алику. Напомню, что он, Иван Кочергин и Сергей Михайлов пребывали в страшной тревоге: убита Напалкова, а Тараканова слегла в кровать. Алик пытается выяснить, так ли уж больна детективщица, и предлагает тебе приехать за гонораром. Гениальный ход! Насколько я знаю литераторов, ни один из них не остается равнодушным, услышав про презренный металл, из гроба встанут и в кассу принесутся! Но ты молодец, учуяла западню.

– Так где тут ошибка?

– Не прошло и пяти минут после разговора с Мальковым, как тебе позвонил мистер Икс. И мадам Таракановой пришлось врать про никому не известный мобильный и заставлять Валю «убить» сотовый. Представь горе техников, которым сказали, что аппарат с маячком почил в бозе. Но не о них речь! Неужели ты не дотумкала: номер неизвестен никому, ты его только-только купила. Ну как он попал к мистеру Икс?

– И как?

– Балда! Ты же звонила Алику, а у того есть определитель. Мальков моментально сообщил – Тараканова разговаривала с непонятного номера. И мистер Икс вступил в игру. Нет бы тебе подумать! Ведь, кроме Малькова, больше некому было слить эту информацию! И вообще, ну как этому Алику удавалось всегда звонить тебе в самый неподходящий момент, а?

Я удрученно молчала. Что тут скажешь? Нокаут.

– Эй, подай гудок! – улыбнулся Ребров.

– Ту-ту-ту, – мрачно откликнулась я. – Согласна, я наделала глупостей. В частности, с «Пандой». Но ведь Ада Марковна тоже вспомнила про рекламное агентство! Помнишь, в нашу первую встречу я рассказывала тебе о престарелой актрисе?

Гарик засмеялся.

– Ах, Ада Марковна! Милая старушка с попеременно отключающимся слухом и буйно цветущим маразмом… Вот уж замечательный свидетель! И что она наболтала?

– Лена сказала в ее присутствии: «Хочу посмотреть на мишек».

– Ты начала перечислять породы, и при слове «панда» Ада Марковна воскликнула: «Ой, точно!» Из чего ты сделала вывод: речь идет о рекламном агентстве.

– Сейчас, конечно, это звучит по-идиотски, но в тот момент… так хорошо одно с другим совпало, – пролепетала я.

Ребров закатил глаза.

– О боги Олимпа! Лена могла выразить желание посмотреть на какого-то Мишу, в смысле человека. В конце концов, Аде Марковне мог присниться разговор. «Панда» вне всяких дел. Ошибка. Выстрел в никуда. Зимнее лето весны.

– Но именно там я познакомилась с Фатимой, – уперлась я, – потянула тонюсенькую ниточку, размотала весь клубок.

– Вот здесь тебе просто повезло, – кивнул Гарик, – это чистая случайность.

– Но я обратила внимание на вскользь упомянутую фамилию Напалковой.

– Молодец! Зато не заметила ворох других подсказок о владельце голоса. Теперь знаешь, кто он?

– Иван Кочергин или Сергей Тихонов.

– Почему?

– У них есть бросающиеся в глаза приметы, а именно по ней Лена опознала Кирсавина. У Кочергина на голове большое родимое пятно, а Тихонов косит.

– Малькова и Федора ты исключаешь?

– Конечно. У пиарщиков нормальная внешность.

– Алик болен диабетом.

– И что? Во-первых, недуг не виден, а во-вторых, сколько диабетчиков вокруг? Даже если он глотал при Лене таблетки, это еще ни о чем…

– Он начал есть, – перебил Ребров. – Но не лекарство. Алик обожает сушеные яблоки, носит их в небольшой серебряной коробочке, которая, если ее открыть, играет мелодию.

– Мальков меня угощал, – кивнула я.

– У него привычка предлагать собеседнику сухофрукты, – прищурился Гарик. – Вот и актрисок он кормил во время давних рекламных съемок, Напалкову и Тасю Денисову. Лена заинтересовалась коробочкой, Алик рассказал трогательную историю про бабушкин подарок. А уже после гибели Кости актриса увидела на тусовке мужчину с такой же штукенцией, набитой яблочными дольками, и история была идентичной. Делай выводы. Алик признался следователю, что он сначала сказал Напалковой: «Вы меня с кем-то путаете». А девица нагло засмеялась и, указав на коробку, заявила: «Приметный у тебя прибамбас. Хочешь сойти за другого человека, избавься от прежних привычек».

– Мальков! – подскочила я. – Милый Винни Пух!

Гарик закивал.

– Ага… Он очень мило, совсем как Винни Пух, рассказал все следователю, запираться не стал. Еще вопросы есть?

– Почему Лена Напалкова сама поехала в магазин «Эгоп» за кремами? Отчего туда не послали «шестерок» с телевидения?

Гарик потер руки.

– Это было частью сценария. Понимаешь, чтобы посильней помучить тебя, была написана целая пьеса. Основное действие, как я уже упоминал, предполагалось развернуть в Рокоте, там ждали камеры. Авторы заготовили для Арины Виоловой цепь мышеловок, писательнице предстояло метаться по городу, возвращаться в поселок, опять уезжать. Можно не описывать все те психологические ужасы, которые тебе предстояло пережить? Поверь, ничего приятного! В определенный момент ты должна была явиться в «Эгоп» и узнать от продавщицы, что там была Викторова. Вот почему Лена так себя вела, она просто играла предписанную роль. Но! Напалкова была патологически жадной, так?

– Да, – кивнула я.

– Ей выдали деньги на такси, – ухмыльнулся Гарик, – причем приличную сумму, тысячу рублей. Но жадная Леночка, которой в тот день предстояло отвезти косметику в Рокот, предложила шоферу пятьсот, да еще решила сэкономить. В поселок-то она добиралась своим ходом, машины у нее не было, метро в Подмосковье нет, ждать рейсовый автобус неохота, пришлось садиться в такси, накладное дело. Вот Лена и решила сэкономить, сунуть в карман казенные полтыщи и за пятьсот рублей доехать сначала до таунхауса, а затем, переодевшись, на той же машине и за те же бабки рвануть в «Занавес». Девочка Карина услышала, как «старуха» договаривается с водителем, более того, тебе она не сказала, а моим людям призналась, что запомнила номер тачки. Найти шофера оказалось плевым делом. Он, кстати, очень удивлялся: привез в поселок бабку, подождал четверть часа, а из дома выходит молодая женщина и велит ехать в театр.

– Понятно, – прошептала я.

– Цель телепроекта, – мрачно сказал Гарик, – сломать человека, довести его до совершения неадекватных поступков, морально уничтожить, показать все его слабые стороны. Но ты молодец! В конечном итоге переиграла «кукловодов», можешь гордиться собой.

– А кто мистер Икс? – задала я главный вопрос.

Гарик махнул рукой.

– Забудь! Один актер, которого предполагали сделать постоянным ведущим. Парень не появился бы на экране, должен был присутствовать только его голос за кадром. Кстати, программа так и называется – «Голос».

– Как ты ухитрился за столь короткий срок провести целое расследование? – поразилась я.

– Ну, во-первых, я уже многое знал от тебя, – ответил Ребров, – только сделал другие выводы из информации, а во-вторых, подключил всех сотрудников службы безопасности, задействовал свои контакты в МВД, поставил народ на уши, и вот результат.

– Одного не пойму, – пробормотала я, – с какой стати ты решил помочь мне, автору издательства «Марко»?

Гарик засмеялся.

– Ну теперь, когда правда вылезла наружу, репутации «Марко» нанесен сокрушительный удар. Завтра сразу три газеты опубликуют разгромные материалы про то, как книгоиздатели совместно с телевизионщиками ради успеха шоу и гигантских тиражей скрыли убийство «Анны Михайловны». Думаю, авторы побегут из «Марко», мне останется развернуть ковровую дорожку при входе в «Элефант» и проследить, чтобы писатели не споткнулись. Можно считать, что я занимался этим вопросом, преследуя свои корыстные цели. А кроме того… Ты мне понравилась еще тогда, на юбилее книжного магазина. Помнишь, мы пили на брудершафт? Кстати, ты понесешь новую рукопись в «Марко»?

– Нет, конечно! – рявкнула я.

– А куда?

Я растерялась. Действительно, куда? Кому нужна Арина Виолова?

– Мне, – тихо ответил на мой последний не заданный вопрос Гарик. – Приходи! Думаю, редактор тебе понравится. Четвертый этаж, комната семнадцать, тебя уже ждут.

– Хорошо, – кивнула я, – спасибо. Большое спасибо. За все.

– Не за что. Я уже говорил: ты мне нравишься. Давай поедем в ресторан? Отметим нашу победу?

Я посмотрела на Реброва, помялась и наконец сказала:

– Еще раз огромное спасибо за помощь, но, думаю, наши отношения не должны выходить за рамки «писатель – издатель».

– Почему? Я совсем тебе не нравлюсь? – прищурился Гарик.

– Я замужем.

Ребров хлопнул ладонью по колену.

– Она замужем! Понятно! Ладно, уж извини, но придется, видимо, продолжить рассказ. Я не хотел говорить всей правды, колебался, понимал, что буду выглядеть клеветником, человеком, который выплескивает дерьмо. Но еще хуже будет, если ты не узнаешь всего… Впрочем, может, он сам… короче… прямо не знаю, с чего начать…

Внезапно меня заколотил озноб.

– Что? Разве мы не все выяснили?

Гарик встал, подошел к окну, оперся на широкий подоконник и вдруг спросил:

– Скажи, как так получилось, что все твои родственники уехали?

– Семен купил путевку и увез своих отдыхать, а у Олега командировка в глушь.

– Муж тебе звонил?

– Нет.

– А почему?

– Ну… в далекой провинции не берет мобильный, – ответила я, не понимая, куда клонит Гарик.

– Существуют обычные телефонные аппараты, – возразил Ребров. – Куприн сотрудник МВД и командирован к коллегам. Они там что, совсем без связи сидят?

Я заморгала, а издатель продолжал:

– Не кажется ли тебе странным, что шоу стартовало в самый удачный момент – дома никого нет, Арине Виоловой никто из родных не поможет? И еще. Откуда телевизионщики узнали о твоих интимных привычках? Ладно, Алик тайком проник в твой дом и забрал розовые тапки с пижамой. Но у вас в прихожей небось навалена куча домашней обуви, так?

– Ага, – растерянно кивнула я. – Никак не пойму, к чему ты клонишь?

– Да к тому, что его проинструктировали, рассказали о таких деталях твоей жизни, о которых могли знать лишь очень близкие люди.

– Ты хочешь сказать… – потрясенно протянула я, – ты намекаешь…

– Я говорю прямо, – отчеканил Гарик. – Алик сообщил: в проект были вовлечены еще двое мужчин: Олег и Семен. Твой муж и супруг Томочки.

– Не может быть! – охнула я. – Это невозможно, он врет!

Гарик сложил руки на груди.

– Семен большой любитель розыгрышей и шуток на грани фола. Помнишь, как он познакомился с Тамарой? [7]

– Да, – кивнула я.

– В то время Семен был богатым человеком, но постепенно бизнес его пошатнулся, сейчас он почти разорен, ему требуются деньги. Кредит Семену не дают, а вот если Вилка станет звездой, ей в любом банке распахнут объятия… Ну неужели ты бы не взяла деньги для Сени? Не пошла ему навстречу? Не выручила лучшего друга? Отвечай!

– Конечно, выручила бы, и сомневаться не приходится, – залепетала я.

– Вот он и решил помочь телевизионщикам вкупе с «марковцами». А твой муж… Его обходят званиями и наградами, работа тяжелая, Олег банально устал… Короче, они договорились с издательством. Семену дадут денег в долг, который потом вычтут из твоих гонораров, а Куприн уволится из органов по состоянию здоровья и станет сотрудником службы безопасности «Марко», где оклад замечательный, а головной боли намного меньше. Есть лишь маленький нюансик – чтобы шоколадно устроиться, нужно помочь раскрутке писательницы Виоловой. Вот почему так своевременно Семен увез Тамару с детьми, а Олег отправился в командировку, вот откуда организаторы шоу узнали кучу подробностей о привычках писательницы. Тебя вульгарно сдали за деньги и хорошую работу! Понимаю, информация очень неприятная, и я предупредил в самом начале беседы: лучше тебе ее не знать.

– Томочка знала о затее? – прошептала я.

– Нет, – помотал головой Гарик. – И Кристина, кстати, тоже, они задействовали только мужиков. И… ладно! Все!

– Что?! Раз начал – договаривай! – закричала я. – Хуже уже не будет!

Гарик наморщил нос.

– Через три дня Олег должен был вернуться из «командировки» и активно включиться в игру – ему предстояло «расследовать» дело Игоря Гаврилина. И он согласился устроить спектакль. Твоего мужа просто купили. Вот так!

Некоторое время я сидела молча, потом прошептала:

– Ну и как мне поступить?

Ребров вынул из кармана конверт и положил его на тумбочку.

– Тут ключи и адрес, – сказал он. – Можешь жить в этой квартире столько, сколько понадобится. Хочешь совет?

Я кивнула.

– Садись писать книгу, – медленно проговорил Ребров. – Постепенно все само собой станет на свои места. Ты же всегда говоришь, что безвыходных положений не бывает. Правда, порой нам не нравится выход из создавшейся ситуации.

Эпилог

После описанных мною событий прошло три месяца. Алик Мальков сидит в следственном изоляторе и ждет суда. Кира Фомичева находится под подпиской о невыезде, ее судьбу тоже будет решать суд присяжных. Естественно, тайны соблюсти не удалось, вся правда о телешоу и убийстве Лены Напалковой выплеснулась на страницы газет, причем не только «желтых». Так называемые серьезные издания тоже весьма активно полоскали мою фамилию. Наконец-то к Арине Виоловой в полной мере пришла слава, здесь расчеты «марковцев» оправдались. Я, как вы понимаете, ушла из «Марко», несмотря на все уговоры хозяина, с самым честным видом повторявшего:

– Виола, милая, я ни о чем не знал. Это инициатива дураков: Федора, Тихонова, Ивана Кочергина и Малькова, они будут уволены с позором. Мы повысим вам гонорар! Не делайте опрометчивых шагов…

Но я все равно хлопнула дверью. Кстати, и Федор, и Сергей Тихонов, и Игорь Кочергин преспокойно остались на своих местах, им не предъявляли обвинений, козлом отпущения сделали Малькова. С другой стороны, именно он предложил издательству идею с шоу, а потом убил Лену Напалкову и Галю Потапову, не говоря уже о Таисии Денисовой.

И еще одно. Я пока живу одна. Езжу на «Жигулях» – джип оставила на парковке у «Марко». И уехала из загородного особняка, снятого издательством. Какие разговоры были в нашей семье, к каким решениям мы пришли, я расскажу как-нибудь в другой раз, сейчас просто нет для этого сил. Радует лишь одно: никаких вопросов у меня не осталось, кроме разве что одного. Ну почему сотрудники рекламного агентства «Панда» все время смеялись, вспоминая ролик, где на царя Петра Первого сыпались капуста, картошка, лук, морковь и помидоры?..

В начале декабря я принесла в издательство «Элефант» рукопись, поднялась на четветрый этаж, постучала в дверь и, услышав: «Войдите», шагнула в кабинет.

Заготовленная речь застряла в горле. За столом, как всегда невозмутимая, сидела Олеся Константиновна.

– Виола Ленинидовна, здравствуйте, – абсолютно спокойно, так, словно и не было всех вышеописанных событий, сказала она, – наконец-то я вижу вас с новым романом. Правда, Игорь Александрович говорил, что он будет готов в ноябре.

– Простите, я слегка задержалась, – заблеяла я. – Значит, мы снова вместе?

Олеся кивнула и взяла телефон.

– Георгий, зайдите. – Потом она посмотрела на меня. – Сейчас придет сотрудник пиар-отдела. Он молодой, недавно пришел на работу, но производит хорошее впечатление. Мы хотим снять ролик, рекламу ваших книг и…

Договорить редактор не успела, в кабинет влетел… Жорик, одетый в вытянутый свитер.

– Супер! – с порога завел он, плюхаясь на стул. – Здрасте!

– Добрый день, – сдерживая смех, ответила я.

– Идея замечательная, – восторгался Жорик, – сценарий блеск! Снимаем в деревне! Утро, писательница Арина Виолова сидит возле козы…

– Куры щебечут, – перебила я, – поросята улыбаются. Писательница доит козу, потом поднимает склянку с молоком, отхлебывает и говорит: «Господи, как хорошо. Читайте книги Арины Виоловой, и вам станет так же хорошо!»

Жорик разинул рот.

– А откуда вы знаете мой сценарий?

Я прищурилась.

– Как все писатели, я обладаю способностями экстрасенса. Считала сейчас информацию с вашего мозга. Главное, ничего не перепутайте, не привезите вместо козы козла! Иначе придется ему под живот перчатку прилаживать. У вас же был подобный казус?

Секунду Жорик сидел молча, потом взвизгнул и вылетел из кабинета.

Олеся Константиновна непонимающе уставилась на меня.

– Мы с Жориком уже встречались, – усмехнувшись, пояснила я, – но он меня не узнал. Наверное, я совершила глупость, парень сейчас начнет бегать по «Элефанту» и рассказывать про ясновидческий талант Арины Виоловой. Поползут сплетни, языки заработают вовсю. Зря я не удержалась. Извините, черт за язык дернул.

Олеся Константиновна аккуратно сложила стопкой бумаги на столе.

– Виола, – неожиданно отбросив отчество, сказала она, – иногда в жизни случается черная полоса, ты тонешь в море бед. Так вот, чем глубже ты опустишься, тем сильней оттолкнешься от дна и плывешь к солнцу. «Все проходит, все уходит, всему скажи прощай, и за декабрьской стужею опять наступит май».

– Это верно, – кивнула я, – темнее всего перед рассветом, но солнце всегда поднимается над горизонтом.

Олеся усмехнулась.

– Что же касается сплетен и досужих разговоров, то надо помнить о правиле кота.

– Правило кота? – удивилась я.

Редактор засмеялась.

– Мне еще ни разу не встретился кот, которого заботило бы, что о нем болтают мыши.

Примечания

1

Название придумано автором, совпадения случайны.

2

Название выдумано автором, совпадения случайны.

3

Название придумано автором, любое совпадение случайно.

4

История о том, как Вилка переехала за город и что с ней случилось в доме, описана в книге «Монстры из хорошей семьи», издательство «Эксмо».

5

Цитата из песни Верки Сердючки. – Прим. автора.

6

Название придумано автором, совпадения случайны.

7

История знакомства Тамары и Семена описана в книге Дарьи Донцовой «Черт из табакерки», издательство «Эксмо».

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *