Зимнее лето весны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 7

– Клюкнул – и опять в тонусе, – шепнула Лиза. – Смотри, цирк начинается!

– Фомин алкоголик? – спросила я.

– Любитель коктейля «Гламур», – одними губами ответила Лиза.

– Из каких ингредиентов он состоит? – заинтересовалась я, никогда не слышавшая о напитке.

– Водка с кокаином, – зашипела Лиза, – молчи, а то мне влетит.

– Хорош трындеть! – захлопал в ладоши Фомин, требуя тишины в студии. – Катюха, плескай в стакан… медленнее, медленнее… Ни хрена не выходит! Нужна тягучая струя!

– Берем средство для мытья посуды, напузыриваем в пакет и получаем что надо, – предложила Лиза.

Фомин повернул голову.

– Зая! Ты киса! Эй, кто-нибудь, в углу стоит пара бутылок дерьма, от вчерашних съемок осталось. Вперед, со знаменем в руках!

Два долговязых парня заметались по студии. Действовали они споро и аккуратно – один молчаливо приволок пластиковые бутыли, другой перелил их содержимое в пустой пакет из-под сока. Лиза коротко отрапортовала:

– Готово.

– Приступаем! – захлопал в ладоши Коля.

– Стойте! – взвизгнул Жорик. – Как представитель заказчика выражаю протест!

– Что случилось, зая? – удивился Фомин.

– Запах! Гель для мытья посуды пахнет иначе, чем сок!

Мне стало смешно. Похоже, Жорик большого ума юноша. Лиза погладила пиарщика по плечу.

– Спокуха, Маша, я Дубровский.

– Какой еще Дубровский? – подскочил Жорик. – И где Маша? Мы договаривались на Катю!

– Эх, ма, – протянул Фомин, – зая дубоголовая… Классику читать надо было в школе, а ты небось девочек щипал.

– Никогда не смотрю на женщин, – выдал вдруг Жорик.

– Ой, правда? – просюсюкал Коля. – Значит, мы с тобой, сладенький, легко договоримся!

Жора посерел.

– Не в том смысле не смотрю, – заблеял он.

– А в каком? – влез Миша. – Объясни смысл!

Фомин топнул.

– Заткнулись! Запах по телевизору не учуять, сообразил?

– Ой, действительно… – промямлил Жорик, – ну… тогда… ладно.

– Встали в позу, – принялся командовать Фомин. – Миша, бери левее, выше, выше.

– Слышь, парень, – тихонько окликнула Жорика Лиза, – ты сколько раз ролики для своего «Ням-ням» делал?

– «Кап-кап», – с достоинством поправил пиарщик.

– Однофигственно!

– Я впервые на съемке, – признался после недолгого колебания Жорик. – Я только на работу поступил, еще испытательный срок не прошел.

– Стой тогда молча, не мешай! – приказала Лиза. – Николай дело знает.

Фомин тем временем снова впал в неистовство:

– Катька, что ты на себя нацепила?

– Че дали, – недовольно оттопырила губу модель. – Разве с ними поспоришь! Велели напялить, вот и послушалась.

– Молодец, зая, – машинально похвалил девчонку режиссер. – Эй, люди, переоденьте ее живо! Отчего на Катьке треух из дохлой мыши и украинский костюм?

– Концепция «Кап-кап», – ожил Жорик, – быть ближе к народу, отсюда и национальное одеяние.

– Умереть не встать! – заломил руки Фомин. – Вы там, в своем «Пис-пис», все придурки?

– «Кап-кап», – ледяным голосом поправил Жорик.

– «Пис-пис» – позавчера снимали, – заржал Миша, – они биотуалеты продают. Жлобы! Я просил один для дачи подарить, фигу под нос сунули.

– Зая моя психованная, – нежно проворковал Николай, поворачиваясь к юному Жорику, – давай раскинем желе, которое находится у тебя под черепной коробкой. Отвечай на вопросы, но коротко, только «да» или «нет». Понял?

– Да, – покорно кивнул тот.

– Шоколадно, – потер руки Фомин. – Концепция велит быть ближе к народу, так?

– Да.

– Поэтому вы решили, что модель, хавающая сок, должна непременно нацепить национальный костюм?

– Да.

– Супер. Допустим, всякий из потенциальных потребителей вашего «Ква-ква» часто видит баб в подевках и венках с лентами…

– «Кап-кап»! – возмутился Жорик.

– Угу, но почему прикид украинский? Мы в России живем! Тут нужен сарафан с кокошником, – завершил выступление Фомин.

– Не знаю, – признался представитель фирмы. – Сценарий писал Гоша, а его выгнали.

– О! – поднял указательный палец Николай. – Его пример другим наука! Хочешь стать следующим кандидатом на вылет из конторы?

– Нет! – испуганно вскрикнул Жорик.

– Тады, зая, снимаем по-моему! – отрубил Фомин. – Катьку раздеть!

– Догола? – уточнила Лиза.

– «Кап-кап» рекомендован для детского питания, – живо напомнил Жорик.

– Мини-шорты, – принял решение Николай, – топик, и чтобы грудь соблазнительно вываливалась.

– Ребятишки… – загудел было Жорик.

– Зая тошнотворная, – каменным голосом процедил Николай, – у крошек денег нет, они пьют, что им родители купят. А папы на голые сиськи слетаются, как мухи на дерьмо. Понятно?

Пока режиссер и Жорик спорили по поводу наряда модели, Катерина, абсолютно не стесняясь присутствующих, вылезла из разноцветных юбок и натянула трусы из джинсовой ткани. На верхнюю часть тела девушка приладила два кусочка материи размером с почтовую марку.

– Теперь другое дело, – обрадовался Николай. – Постойте, а где сиськи? Пусть их будет видно!

– Нечего показывать, – ехидно пояснила Лиза.

– Не понял! – вскинул брови Николай. – Эй, Катюха, зая уродливая, где формы?

– Модель типа грабли, – заржал Миша и расчихался. – Ну откуда у нее бюст? Отродясь не имелось. Один скелет, ни грамма мяса.

– Минуточку… – напрягся Фомин. – Вчера Карину снимали, тоже не Рубенс, но какие буфера! Четвертый номер.

– Она силикон вставила! – взвизгнула Катюха. – Чистая клизма! А я натуральная! Все родное!

– В твоем случае лучше иметь чужое, – резюмировал Николай и поморщился. – Умираю! Мигрень!

– Не переживай, – весело воскликнула Лиза, – ща такую Памелу Андерсон забацаем… Во!

Непонятным образом в руках Лизы очутились лифчики с силиконовыми вставками.

– Какой размерчик желаете? – спросила она.

– Шестой, – буркнул Фомин.

– Она упадет! – помотал головой Миша и принялся кашлять. – Силикон перевесит!

– Ерунда! Заткнись! – взвыл режиссер и вылетел из студии.

Пока начальство поправляло здоровье «коктейлем», подчиненные превратили Катерину в секс-бомбу.

– Неудобно, – капризничала модель, – тяжело. Голова кружится.

– Потерпи, – уговаривала ее Лиза, – другие постоянно имплантаты таскают, а тебе всего-то и делов часик попариться.

– Бретельки трут, – не успокаивалась Катя. – Не хочу! Я мисс Улыбка! Что вы себе позволяете?

– Станешь звездить – превратишься в мисс Пошла Вон, – пообещала Лиза. – Вас навалом в любом агентстве, не дефицит.

Катя замолкла.

– Дас ист фантастиш! – заорал страшно довольный Николай, вбегая в студию.

Очередная порция коктейля «Гламур» замечательно поправила режиссеру настроение.

– Начали! – запрыгал он. – Катюха, ты просто Мэрилин Монро. Эй, эй, эй! Почему на ней шапка из кошки? Снять!

– Не имеем права, – пояснила Лиза.

– Этта почему? А ну, содрали папаху! Живо!

– Фирма «Кап-кап» снимает ролик на деньги спонсора, – методично начал вводить Фомина в курс дела Жорик, – им является объединение «Домашний мех», шапки – их основное направление. Модель обязана иметь ее на голове, иначе ничего не получится, в смысле финансово.

– «Домашний мех»? – растерянно повторил Николай. – Не догоняю. Отчего так называется? Вот, блин, идиоты! Разве дома мех найдешь? Или они шьют треухи из собак и кошек?

– Нет, нет никакого живодерства, упаси господи! – замахал руками Жорик. – «Домашний мех» предлагает людям выращивать нутрий. Отличный бизнес! Берете нутрят, кормите, заботитесь о них, играете с животными, а потом, когда подрастут до нужной величины, забиваете их, шкурки сдаете в «Домашний мех», мясо съедаете. Все нормально! Очень приятно! Безотходно!

– Ужасно! – подскочил Миша. – Съесть несчастную нутрию, о которой нежно заботился!

– Почему? – выкатил глаза Жорик. – Мясо у них нормальное, люди и не такое жрут.

– Мотор! – возопил режиссер. – Катька, твой выход!

Модель сделала пару неверных шагов и с оглушительным визгом упала.

– Дура! – заорал Николай. – Еще раз!

Катю отряхнули и поставили на каблуки.

– Снимаем! – скомандовал Фомин. – Пошла!

Модель подняла ногу, покачнулась и вновь очутилась на полу.

– У тебя проблемы? Лапы подламываются? – взбесился режиссер.

– Грудь перевешивает, – засопела Катя.

– Что ж делать? – растерялся Фомин. – Без сисек никак нельзя.

– Давайте привяжем ее, – предложила Лиза, – на ту веревку, капроновую…

– Которой собаку притачивали в ролике про корм? – оживился Миша. – Супер. Эй, люди, ищем канат!

Помощники молчаливыми тенями принялись сновать по студии. В конце концов они приволокли странного вида бечевку, тонкую и почти прозрачную.

Жалобно вздыхающую Катю привязали к железному кольцу, торчащему из стены.

– Хорошо, – одобрил Фомин, – хватай пакет!

Съемка началась без сучка и задоринки. Модель взяла тару, открыла пробку, стала медленно лить струю в высокий стакан…

– Стоп! – взвизгнул Жорик.

– Приказания тут раздаю я, – напомнил Николай. – Ладно, изрекай, что не так.

– Сок не годится!

– Почему? Цвет у жидкого мыла тот же, льется тягуче! Сказка!

– Оно пенится, – тыкал пальцем в бокал Жорик. – А когда сок пузырями идет?

– Когда забродил и скис, – вздохнула Лиза. – Никакие сиськи не спасут ситуацию!

– Действительно, – угрюмо согласился режиссер. – Думаем все! Чем заменить мыло?

Съемочная группа напрягла мозги и начала выдавать креативные идеи, которые Фомин отвергал с ходу.

– Чай!

– Он польется как сок.

– Персиковое варенье.

– Слишком густое.

– Кипяченая вода.

– Совсем дурак?

– Шампанское.

– Вы меня с ума сведете! – пошел вразнос Фомин. – Всех уволю, на улицу пойдете, у метро три корочки хлеба просить будете!

– Растительное масло, – неожиданно ляпнула я.

Присутствующие повернули головы.

– А ну, повтори, – велел Фомин.

– Постное масло, – тихо сказала я, – оно тягучее, прозрачное, желтое, похоже будет на виноградный сок, и ни пузырьков, ни пены нет.

– Тя как зовут? – вполне благосклонно поинтересовался Фомин.

– Ви… – привычно начала я, но успела схватить себя за язык: – Ирина.

– Ты, Виирина, дело сказала, – кивнул Фомин. – Откуда явилась? Почему тебя не знаю?

– Как же, Коля, – живо ответила Лиза, – это девушка от Семена.

– Вот оно что… – протянул режиссер. – Молодца! Внимание! Виирина у нас теперь креативменеджер. Люди, бегом в супермаркет!

Поднялась суета. Фомин ушел, Миша сел около камеры, привязанная к кольцу Катя принялась хныкать и требовать чаю. Жорик подошел ко мне и тихо спросил:

– Вы где учились на креативменеджера?

Я сделала лицо томагавком.

– Лондонский институт менеджмента и философии.

– Ох и ни фига себе! – загрустил Жорик. – А я на заочном в колледже города Кирпичинск.

– Быстро ты карьеру сделала, – хихикнула за спиной Лиза. – Да только не радуйся! Колька человек настроения, вмиг тебя опустит.

– Не имею желания шагать по служебной лестнице, – ответила я.

– Чего ж на работу подалась? – ухмыльнулась Лиза.

– Да так, – обтекаемо ответила я, – надоело дома сидеть.

– Где масло? – завизжал Николай, влетая в комнату.

– Уже в пакете, – отрапортовал один из помощников.

– Приступаем! Катька! Хватай!

Модель медленно наполнила стакан.

– Волшебно! – простонал Фомин. – Струя шикарная, картинка суперская, цвет – восторг! Сок из масла роскошный, намного лучше настоящего! Катька, подними стакашку… выше… еще… любуйся, облизни губы… Ты хочешь пить. Больше жажды. Не верю! Не верю!! Не верю!!!

– Станиславский, блин, – прямо в ухо прошептала мне Лиза.

– Голову назад… во, во! Черт! Шапка!

Съемку прервали.

– Не можешь головной убор на своей репе удержать? – налетел Николай на Катю.

– Чем? – огрызнулась модель. – Ушами? Она мне велика.

– Думаем все! – заорал Фомин.

Вновь полился поток предложений:

– Приклеить.

– Посадить на двусторонний скотч.

– Прибить гвоздиком.

– Куда? – почти до обморока перепугалась Катя, услышав последнее предложение Жорика.

– К макушке, – на полном серьезе заявил идиот. – А если маленьким таким шурупчиком, то и незаметно будет.

– Не хочу! – завизжала Катя.

– Почему молчит креативменеджер? – зашипел Фомин.

Лиза с явным злорадством посмотрела в мою сторону, а я, особо не мучаясь, выпалила:

– Ушить!

– Шикарно, зая разумная! – закивал Фомин. – Все на обед! Лизка, бери шапчонку. Обработать по-быстрому.

– Мне возиться с шапкой? – изумилась та.

– Ну не мне же, – буркнул Фомин и ушел, не забыв предупредить: – На хавку у вас, заи прожорливые, сорок минут.

Сотрудники понеслись к выходу, мы с Лизой остались вдвоем.

– Спасибо, – поклонилась мне в пояс Лиза, – удружила! Как ее ушивать? А потом за порчу спонсорского имущества с меня спросят! Чего делать?

Я напрягла память и быстро нашла нужное решение:

– Я работала одно время в доме моделей…

– Врешь! – перебила Лиза, рассмеявшись.

– Не манекенщицей.

– А! Понятно.

– Вот там насмотрелась фокусов с одеждой. Очень хорошо знаю с тех пор, если шапка из натурального меха велика, ее надо положить вместо крышки на кипящий чайник или на кастрюлю с водой и подержать недолгое время. Гарантированно на размер ужимается.

– А ну пошли! – азартно воскликнула Лиза и поволокла меня в коридор.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *